ЗРИТ СКВОЗЬ ЗЕМЛЮ

+ -
0
ЗРИТ СКВОЗЬ ЗЕМЛЮ
В начале XX века на феноменальные зрительные способности человека стали пристальнее обращать внимание не только в России, но и за рубежом. Вот что писал «Казанский телеграф» в 1903 г.

Одна молоденькая девушка, Ганна Найм, живущая в небольшой деревушке, обладает, по сообщению газеты «Autorite», необыкновенною способностью видеть сквозь непрозрачные тела.

Девяти лет она сообщила матери, что видит под собой реку. Но мать, назвав ее дурочкой, строго наказала ей впредь не говорить ничего подобного, чтобы ее не сочли за сумасшедшую.

Но когда в 1901 году ей исполнилось пятнадцать лет, она доказала действительность своих видений и с этого времени сделалась знаменитостью.

Ее приглашают главным образом для открытия источников, и в этом отношении она являет чудеса.

Как показали произведенные опыты, Ганна Найм видит сквозь непрозрачные земляные пласты. Она их прекрасно различает и даже показывает их глубину. Таким образом она определяет свойство почвы, скалы или песка и указывает на «русло» подземных рек, которые скрыты под толщей земли. Точно также она видит сквозь дома людей, но не видит сквозь металлы или стекло.

ФЕНОМЕН « КОЖНОГО » ЗРЕНИЯ РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ



Во второй главе приводятся результаты исследования советскими (ныне российскими) учеными такого редкого в природе человека явления, как умения видеть рукой. Такой феноменальной способностью обладала простая женщина из Нижнего Тагила Роза Кулешова. Конечно, значимость ее удивительной способности меркла по сравнению с эпохальным явлением того периода: началом полетов человека в космос. В то время, когда весь мир рукоплескал первым космонавтам СССР, ее тщательно изучали в научных психоневрологических лабораториях. Да, о ней писали восторженно, но были и нарочито обвинительные статьи. Спорили и сами ученые: по какой гипотезе происходи зрительное восприятие рукой у Розы Кулешовой. Историкам науки предстоит еще изучить и такую социальную сторону научного процесса как резкую активацию исследовательской работы, так и быстрое свертывание, «забывание» проблемы зрения вне глаз.

1. ФЕНОМЕН КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ



1.1. ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА



Одним из первых, открывших в 1962 г. и описавших феномен Розы Кулешовой, был врач-невропатолог Нижне-Тагильской городской больницы И.М. Гольдберг. Приведем результаты его работы [12], основой для написания которой послужили наблюдения за больной Розой Кулешовой, обладавшей феноменальной способностью с завязанными глазами при помощи пальцев руки читать обычный плоскопечатный текст, определять содержание рисунков и цветовые тона предметов. Его пациентка проявляла ярко выраженную кожно-оптическую чувствительность. Случаи проявления такой чувствительности в науке и клинической практике были известны и ранее.

В конце XIX века тамбовский врач А.Н.Ховрин описал свои наблюдения над тридцатидвухлетней больной, страдавшей ис-тероэпилепсия. Больная была чрезвычайно внушаемой. Еще с детства у нее проявлялась эйдетическая память: на уроке во время ответа страницы книги с ее строками представлялись ей так ясно, как будто она видела ее перед собой.

Эта женщина, как показали наблюдения, обладала способностью читать текст, написанный на бумаге, спрятанной в запечатанный конверт. При этом были приняты все меры к тому, чтобы не оставалось сомнения в том, что больная не может вскрыть конверт и вынуть бумагу из нее (вкладывалась даже светочувствительная пластинка, на которой остался бы след, если бы конверт был раскрыт при свете). Для определения содержания написанного испытуемая должна была в большинстве случаев много раз ощупывать и даже мять письмо. Иногда в периоды, когда испытуемая чувствовала особое предрасположение к производству опыта, у нее появлялось зрительное представление, мало-помалу, иногда в несколько сеансов слагавшиеся в картину, соответствующую тому, что было написано. Иногда эта особа узнавала написанное с необыкновенной точностью, определяя и характер почерка, и цвет чернил. Она могла узнавать написанные цифры через 4-5 слоев бумаги, могла определять цвет осязаемых предметов и даже цвет предметов, заключенных в специальные пробирки. Для исключения возможности индукции или внушения ее способности проверялись разными лицам Для ощупывания она больше всего пользовалась третьим (средним) пальцем правой руки.

Следует отметить, что испытуемая показала умение воспринимать рукой вибрирующий камертон, причем она чувствовала не только вибрацию, но и звук. Ватка, смачивавшаяся жидкостями различного вкуса и прикладывавшаяся к правой ее рук вызывала у нее вкусовые ощущения (сладкого, горького и др. Как зрительные, так и другие представления у больной был чрезвычайно ярко выражены, вплоть до слуховых, зрительных вкусовых галлюцинаторных образов. Таким образом, у больной описанной А.Н.Ховриным, были не только кожно-оптические но и кожно-слуховые, и кожно-вкусовые ощущения.

В работе А.Н.Ховрина упоминается о двух подобных случа ях, доложенных Жанэ и Риша в 1886-1888 годах в Парижском обществе физиологов и психологов. В 1960-х годах профессор Л.Л.Васильев сообщает о письме, полученном им от врачей По лоцкой психиатрической больницы Б.Ф.Шило и А.И.Лапицког [1]. Они рассказывают о своих наблюдениях над больным, страдавшим алкоголизмом во время гипнотерапии (история болезни №186 за 1957 г.).

«
Из большой стопки газет и журналов, лежащих на этажерке, была взята газета и подана больному с приказом, не открыв глаз, прочитать название газеты. Больной молчит, глаз не открывает. Тогда врач указательным пальцем правой руки пациента делает пассивное движение у заголовка газеты, как бы мысленно фиксируя внимание больного на данном пункте пространства при помощи кинестезического чувства руки (без прикосновения пальцев к тексту). Больной правильно произносит название белорусской газеты «Звезда». Затем таким же способом пациент правильно читает заголовки статей, отдельные предложения, слова более мелкого шрифта. Заголовки газеты «Правда» читает с закрытыми глазами через одинарный и двойной лист чистой безлинейной бумаги. После пробуждения больной припомнил, что видел крупный печатный шрифт заголовков как «через туман», а мелкий текстовый шрифт сливался в глазах. Опыт проводился при ярком освещении текста. При ухудшении освещения чтение затруднялось. Затруднялось оно и по мере усиления «бумажного барьера» (1-2-3 листа бумаги). Возможность предварительного ознакомления пациента с газетами полностью исключалось, так как он не имел доступа в комнату, где находились газеты, и не был предупрежден о характере экспериментов».


Чехословацкий ученый Милан Рызл [10] проводил опыты со слепыми детьми, находящимися в гипнотическом сне, по исследованию возможности применения осязания в некоторых условиях как заместителя потерянного зрения. Во многих случаях слепые дети, находившиеся в гипнотическом сне, правильно определяли положения часовой и минутной стрелки на часах, за-, крытых металлической крышкой. Рызл наблюдал, что один из испытуемых правильно определял на ощупь цвет ниток. Оба последних описания показывают, что в некоторых условиях, в частности, в гипнотическом сне, возможно выявление кожно -оптических ощущений, что открывает большие перспективы в исследовании их. Профессор А.Н.Леонтьев, изучавший вопрос о возникновении ощущений как элементарной формы психики (4), был пионером концепции кожной фоторецепции.

А.Н.Леонтьев обратил внимание на опыты Н.Б.Познанской, экспериментально изучавшей чувствительность кожи к инфракрасным и видимым лучам. Познанская установила, что у испытуемых под влиянием длительной тренировки наблюдается понижение порогов чувствительности кожи по отношению к воздействию лучистой энергии. Она установила, что помимо тепловой чувствительности кожи имело место появление чувствительности также и к видимым лучам, что особенно сказывалось при слабых облучениях; при сильных облученияхна первый план выходила тепловая (температурная) чувствительность.

А.Н.Леонтьев в 1938-1940 годах вместе с сотрудниками про вел серию опытов, в которых ладонная поверхность руки испытуемых засвечивалась условным раздражителем - зеленым светом (тепловые лучи поглощались фильтрами), а после окончания засвечивания включался электрический ток, ощущение которого было безусловным раздражителем. О засвечивании испытуемый не знал, интервалы между засвечиваниями были разными.

Оказалось, что даже после 350-400 сочетаний двигательный рефлекс не образовывался. Тогда, исходя из положения И.П.Павлова, для образования условного рефлекса необходим чтобы нейтральный агент (свет в данном случае) был превращен под влиянием специальных условий в агент, отличаемый испытуемым и способный вызвать у него ориентировочную реакцию А.Н.Леонтьев изменил условия опыта. Он предупредил испытуемых, что за несколько секунд до удара тока ладонная поверхность будет подвергаться очень слабому раздражению своевременно замеченное раздражение позволит избежать удар тока. Тогда при наличии поисковой ситуации, достаточно стал 30-40 опытов, чтобы появилась возможность ощущать свет.
Субъективно испытуемые чувствовали «струение в ладони» «небольшое дрожание», «как ветерок»; иногда ощущения обладали большой эффективной силой: «на ладони будто черти пляшут».

А.Н.Леонтьев доказал, что эти смутные неспецифические подпороговые ощущения могут превращаться в осознанные лишь при наличии определенной направленной активности субъекта, то есть внутренней поисковой деятельности.

Леонтьев пытался дифференцировать фоторецепцию на зеленый и красный цвет и всегда получал положительные результаты, причем в начале серии реакции определялись тепловой чувствительностью к видимым лучам.

Однако А.Н.Леонтьев не дал ответа, что это: возникновение новой формы чувствительности или результат пробуждения присущей рецепторам кожи филогенетически древней чувствительности, хотя и склонялся к последнему взгляду. Не дал он ответа и на вопрос, какие из кожных рецепторов участвуют в процессе фоторецепции, но подчеркивал значение тактильных рецепторов.

Последующие исследования кожно-оптической чувствительности в 1962-1963 гг. у Розы Кулешовой и других позволили ответить на многие вопросы о природе и характере этого явления.

1.2. НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ИССЛЕДОВАНИЯ СПОСОБНОСТЕЙ РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ



В марте 1962 года на амбулаторный прием к врачу И. М. Гольдбергу пришла Роза Кулешова. Тогда ей было 22 года. Во время приема и последующего наблюдения выяснилось, что Роза может на ощупь определять цвет и рисунок на различных тканях, содержание (текст и цвет рисунков) в газетах и журналах, а также читать с завязанными глазами при помощи третьего и четвертого пальцев правой руки обычный плоскопечатный текст. На такие феноменальные способности больной сразу обратили внимание врачи и они ее наблюдали до сентября 1962 в Нижнем Тагиле.

Из истории болезни известно, что Роза Кулешова была инвалидом второй группы с диагнозом ревматического арахноидис эпилептическими припадками. Из перенесенных заболеваний отмечала детские инфекции, ревматизм и желтуху в школьные годы, предъявляла жалобы на припадки с потерей сознания судорогами, а также на особые состояния неясного сознания, в время которых ей куда-то надо идти, производить какие-то действия. Во время таких припадков Роза иногда выходила дома, а, придя в себя, обнаруживала, что она на такой-то улице или другом месте довольно далеко от дома (припадки типа амбулаторного автоматизма). Роза обычно знала о приближении припадков по косвенным признакам (появление головокружения, тошноте).

Она считала себя больной. Отец Розы погиб на фронте, мать вторично вышла замуж. Девочка почти до 16 лет воспитывала у бабушки, с которой была очень привязана и которая к не очень хорошо относилась. После смерти бабушки она стала жить с матерью, отношения к ней и материальное положение ухудшились. Роза вынуждена была пойти работать в пионерский лагерь (летом), а затем работала санитаркой в больнице, этим периодом жизни, совпавшим с заболеванием ревматизмом и связывает Роза появление припадков. Вначале припадки был 4-6 раз в год только ночью во сне, потом раз в месяц и чаще, к днем, так и ночью. В 1960-1961 годах около года припадков не было, а затем появились вновь. После неприятностей, отрицательных эмоций припадки учащались.

Со стороны нервной системы отмечалась незначительная не постоянная органическая симптоматика: сглаженность носогубной складки, девиация языка, непостоянный симптом Бабинского. Острота зрения, слух - хорошие. Цветоощущение нормальное. Глазное дно без патологии. На электроэнцефалограмме отмечалась типичная эпилептическая активность: острые, медленные волны, пикообразные колебания, диэритмия (Д.Г.Шефер).

Роза окончила семь классов, в школе училась хорошо. Была активным участником художественной самодеятельности, всегда любила выступать на сцене и быть в центре внимания. Она сочиняла стихи буквально на ходу и любила их читать; с удовольствием по своей инициативе демонстрировала свои способности, подчеркивая, что если бы не болезнь, она бы и не того добилась; любила фокусы, охотно показывала их с постоянным успехом. Настроение Розы иногда было приподнятое, иногда, чаще после припадков, при ощущении недоверия к ней - угнетенное. По характеру она мягкая, но настойчивая, несколько навязчива. Она вышла замуж, родила одного ребенка.

В 1960-1961 гг. Роза работала около года руководителем драматического кружка в обществе слепых. Там она заинтересовалась чтением слепых по Брайлю и решила попробовать рукой читать обычный текст. Стала настойчиво тренироваться, подражая слепым, в чтении обычного плоскопечатного текста пальцами (под контролем зрения). Вначале училась распознавать крупные буквы, затем более мелкие с закрытыми или завязанными глазами. Подобных способностей ни у кого из членов ее семьи не было выявлено.

После длительной целенаправленной тренировки под контролем зрения Роза могла безошибочно с завязанными глазами читать печатный текст, определять содержание рисунков в журнале, цвета тканей и т.д. Она выступала несколько раз в концертах самодеятельности, показывала свои возможности. Когда в дальнейшем припадки участились, она была вынуждена прекратить работу в обществе слепых. После ознакомления со способностями Розы, врач поставил следующие исследовательские за дачи:
  1. доказать истинность феномена;

  2. определить возможности восприятия ею с помощь пальцев руки различного цветового и графического материала и в различных условиях;

  3. попытаться дать физиологическое объяснение явлению.

При наблюдении выяснилось, что воспринимающей часть тела у Розы являются в основном подушечки третьего и четвертого пальцев концевых фаланг правой кисти. Но воспринимать цвет, в частности, могут, хотя и в меньшей степени, подушечки остальных пальцев обеих кистей, а также кончик языка.

Перед опознаванием Роза обычно потирала 6-8 раз подушечками третьего и четвертого пальцев правой кисти о бумагу или ткань (впечатление, что она как бы «точила пальцы», сенсибилизируя кожную поверхность перед ощупыванием).

Лист книги, журнала при чтении или определении содержания рисунков помещался на гладкую твердую поверхность, так как шероховатая поверхность резко ухудшала восприятие. Ткани зажимались и мялись пальцами правой руки, а мелкие предметы ощупывались либо на твердой поверхности, либо на ладони другой руки; при этом глаза были обязательно завязанными Выражение лица Розы становилось сосредоточенным. Чтение третьим и четвертым пальцами правой руки сопровождалось потиранием и надавливанием с различной силой по изучаемой поверхности.

Проверка болевой, температурной, тактильной и вибрационной чувствительности на воспринимающих поверхностях 3-го и 4го пальцев показала, что все эти виды чувствительности резко обострены. Измерением кожной температуры на подушечках третьего пальца обеих рук было установлено, что температура третьего пальца правой руки на 2,6-2,8 градуса выше, чем на соответствующем пальце левой руки.

Способность восприятия на свету пальцами у Розы не всегда была одинаковой. Восприятие улучшалось при ощущении доверия, в тишине, в спокойной деловой обстановке, при согревании воспринимающих поверхностей пальцев, и наоборот, ухудшалось и даже становилось невозможным при охлаждении или смачивании пальцев рук, после припадков, хозяйственных работ, при волнении из-за недоверия к ней или недоброжелательной шумной обстановки, мешающей ей сосредоточиться.

Феноменальные способности Розы заинтересовали многих врачей, некоторые их них допускали ее подглядывание либо внушение, индукцию со стороны врача. Для исключения возможности подглядывания, ей стали накладывать по две повязки на глаза, экранировать руку полотенцем или простыней, отводить ее руку из поля зрения. Но это не убеждало скептиков.

Тогда был сшит двойной мешок (из белой ткани с темно-полосатым рисунком), пропускавшим свет, но не дававший возможности видеть через него. Этот мешок был надет на голову испытуемой. Тут врачи столкнулись с новым непонятным фактом: способность Розы к восприятию совершенно исчезла, читать и узнавать цвета в этих условиях она не могла. Когда мешок снимался, а глаза завязывали обычным способом, опыты шли успешно. Гольдберг пытался объяснить этот факт изменением привычных условий восприятия (изменением стереотипа), а также тем, что она чувствует недоверие к себе. Впоследствии было установлено, что экранирование головы прекращает процесс кожно-оптического восприятия не только у Розы Кулешовой, но и у многих других испытуемых, в том числе и у слепых.

Пришлось искать новую методику опытов. Был взят тот же мешок, а окрашенные куски картона либо мотки ниток помещались в него и перемешивались. Где и что находится не знали ни Роза, ни экспериментатор. После этого Роза (глаза у нее был завязаны) всовывала в мешок руку, нащупывала один из кусков цветного картона или мешок, называла цвет и после этого вы таскивала руку с этим предметом. Впоследствии в мешок вкладывались цветные картинки, фотокарточки, игральные карты другие окрашенные твердые или мягкие предметы.

В начале этих опытов у Розы был еще некоторый процент ошибок. Так, плохо определялись некоторые сорта окрашенной бумаги, цветовые оттенки на нитках. Эти предметы откладывались в сторону, и Роза с ними дополнительно тренировалась, открытыми глазами она она проводила своими чувствительными пальцами несколько раз по предметам, после одной-двух тренировок Роза безошибочно находила предметы этого цвета мешке. В дальнейшем этот мешок был заменен мешком из черной светонепроницаемой бумаги, применявшейся для предохранения фотопленок от засвечивания. Мешок клался на стол, рука всовывалась в него сбоку по локоть, некоторое количество света могло проникать через отверстие. В этих условиях Роза вполне успешно пальцами руки определяла цвета ниток, бумаги, кусков материи, читала фотографии, игральные карты, цветные рисунки, печатный гладкий текст. Врач не только настойчиво доказывал себе реальность существования открытого им феномена, но пытался понять это явление.

Наблюдения и опыты проводились при разных условиях освещенности: с естественным и искусственным светом, в темной комнате и в мешке. В первый период наблюдения было установлено, что как при естественном освещении, так и при свете электролампочки Роза в равной степени бегло могла читать при помощи пальцев газетный текст, однако шрифт меньше петита прочесть не могла. Она хорошо и быстро определяла содержание рисунков, фотографий в журналах «Огонек» и «Крокодил», на папиросных коробках, хуже на спичечных коробках. Она осязанием различала цвета, отдельные буквы и цифры на марках, на мелкомасштабной карте Роза определяла обозначенные там горы, озера и др. Хорошо определяла содержание фотокарточек с матовой и глянцевой поверхностью. Содержание рисунков лучше определялось ею на плотной ровной бумаге.

На цветной бумаге и нитках Роза хорошо различала все основные цвета видимого спектра, хуже воспринимались коричневый, серый цвета. На цветных репродукциях, как и на нитках, хорошо определялись все хроматические цвета спектра, хуже различались ею оттенки, полутона. Аналогичные результаты были получены при определении цветовых тонов на карандашах, акварельных красках, гобеленах, ситцевой ткани. Хуже определяла цвет и рисунок на шерстяных. Шелковых и штапельных тканях. На свету цвета зеленых листьев и лепестков розы определяла правильно.

Однако определить цвет влажного материала, влажных ниток, разноцветного стекла, масляных картин, литых пластмассовых изделий Роза в тот период не могла. Не определяла она и цвета металлов.

Изучалось влияние температуры предметов на восприятие. Оказалось что незначительное согревание или охлаждение предметов (при освещении) на восприятие не влияет. Также влияло на восприятие магнитное поле от мощного электромагнита, в которое помещались рука испытуемой вместе с рассматриваемым предметом.

Точность цветоощущения у Розы изучалась по таблице Рабкина [9], которыми пользуются для оценки слепоты у лиц, кото рым по роду работы необходимо узнавание цветных сигналов Эти таблицы состоят из множества цветных кружочков разных размеров, окрашенных с разной интенсивностью, размещенных на фоне таких же кружочков иных цветов, варьируемых по светлоте и по яркости. Сочетание более или менее одноцветных кружочков составляет цифру, группу цифр или геометрически фигур. Глазами Роза хорошо узнавала содержание таблиц, пальцами - не все. В ряде таблиц она путала малиновый и красны цвета, плохо определяла серый, коричневый и светло коричневый цвета. Экспериментаторы обратили внимание я, такое явление, когда Роза хорошо определяла цвет различных кружочков и их фона пальцами, но общего впечатления фигуры или цифры у нее часто не складывалось. Обычно глазом удается выделить целостный образ фигуры или цифры, абстрагируясь о цветной мозаики.

Интересны и результаты опытов в темной комнате. Успехи всегда были значительно хуже, чем в освещенной комнате. Роза могла определить лишь отдельные крупные буквы, иногда от дельные слова или содержание отдельных рисунков. Однако отдельные дни правильно определяла цвет галстука, носовых платков, рубашек и даже нижних сорочек у ряда лиц (лиловый, фиолетовый, синий в клеточку и т.д.), а в иные дни определить в условиях темноты вообще ничего не могла. По мнению Гольдберга, неумение распознавать цвет в темноте связано с тем, что Роза не тренировалась в этих условиях. Все упражнения ранее осуществлялись ею на свету.

Для исключения какого-либо влияния или индукции со стороны экспериментатора, предметы (нитки мулине, игральные карты, цветные куски картона) одновременно вкладывались в черный бумажный мешок и перемешивались в нем. Что и где находилось не было известно ни экспериментатору, ни испытуемой. Роза определяла предметы по заданию. Она сначала находила нужный предмет, называла цвет, а потом вытаскивала для контроля. Она хорошо различала основные цвета ниток. Но путала оттенки (фиолетовый, например, называла сиреневым), медленнее вытаскивала заданного цвета куски картона или игральные карты.

Экспериментатора заинтересовал вопрос - может ли Роза определить цвет лучей, направленных на руку? Для этого подушечки 3-го и 4-го пальцев правой руки засвечивались в темноте карманным фонариком с белым, красным и зеленым светофильтрами. Ощутить цвет ей тогда не удалось.

Врач допытывался у Розы объяснения ее способности, каким же образом воспринимаются цвета, рисунки и текст. Она рассказывала, что красный цвет ощущает как крестики, синий как полоски, зеленый воспринимается более гладким, чем желтый. Но эти объяснения не были постоянными. Часто Роза настойчиво просила самого экспериментатора просто потрогать пальцами руки и ощутить разницу между белой бумагой, рисунком и текстом, различными тонами на рисунках и предметах.

Таким образом, первый период изучения способностей Розы Кулешовой (в основном контактной чувствительности) был закончен, и испытуемая была представлена в психологическую лабораторию Нижне-Тагильского педагогического института, где в присутствии доцента М.М.Кожевникова был проведен ряд контрольных опытов. Было решено доложить результаты исследований на конференции Уральского отделения Всесоюзного общества психологов.

Конференция состоялась в конце сентября 1962 года в Нижнем Тагиле. В работе конференции участвовали видны психологи из разных городов Советского Союза. На этой конференции И.М.Гольдберг прочитал доклад «К вопросу об упражняемости органов чувств» с демонстрацией феномена Роз Кулешовой [2].

Роза безошибочно определяла пальцами цвет предметов, чи тала новый текст и выполняла другие задания. После доклада демонстрации опытов состоялся оживленный обмен мнениям по поводу природы феномена. Было выдвинуто несколько гипотез. Одни считали, что Роза Кулешова реагирует на тончайшие различия в температуре разно окрашенных поверхностей предметов, другие говорили об ощущении пальцами структурных различий красящего вещества, об электромагнитной природе явления. В день окончания конференции некоторые из ее участников приехали к Розе домой и проверили ее способности обычных домашних условиях. Оказалось, что и дома ее чувствительность не снизилась, результаты не хуже чем в условия публичной демонстрации.

Первая публикация о феномене Розы была дана в газете «Тагильский рабочий» от 9 октября 1962 г., где была помещена статья доцента кафедры педагогики и психологии Нижне-Тагильского пединститута А.С. Новомейского «Научные изыкания психологов на Урале». Эта статья, в которой сообщалось об исследованиях феномена Розы Кулешовой, была перепечатана рядом газет и журналов в Советском Союзе и за границей.

Позже один из участников конференции психолог П.Я. Гальперин на страницах газеты «Известия» от 24 октября 1962 г. в заметке «Цвет на ощупь» рассказал о своих впечатлениях и предположениях в отношении природы феномена.

---

Статья из книги: Зрение вне глаз | Исхаков Р.Л.

Возможно, Вам будет интересно

Поделитесь своим мнением. Оставьте комментарий

Автору будет приятно узнать обратную связь о своём посте.

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent

Комментариев 0