Изучение дистантной и проникающей чувствительности Розы Кулешовой

+ -
0
Изучение дистантной и проникающей чувствительности Розы Кулешовой
В октябре 1962 г. Розу Кулешову направляют на лечение и обследование в клинику профессора Д.Г. Шефера (г. Свердловск, ныне Екатеринбург), где она находилась полтора месяца. Физиологические исследования ее способностей проводились доцентами С.Н. Добронравовым и Я.Р. Фишелевым.

5 декабря 1962 г. в Свердловске состоялось совместное заседание научных обществ психиатров, невропатологов, психологов и физиологов, где были доложены результаты клинического обследования Розы Кулешовой и физиологических исследований, проведенных с нею в клинике проф. Д.Г. Шефера. Лечащий врач Г.С. Кислицына доложила историю болезни. Проведенный ею анализ электроэнцефалографических (ЭЭГ) данных, полученных у Розы во время опытов с чтением пальцами, выявил определенные изменения ЭЭГ. Кислицына отметила появление Депрессий альфа- и бетта-ритма, более выраженных в тактильном анализаторе, меньше в зрительном.

О результатах физиологических исследований сообщил С.Н. Добронравов и Я.Р. Фишелев [3]. Повторяя и углубляя предыдущие исследования и систематически тренируя испытуемую, они добились выяснения и уточнения ряда данных, недостаточно изученных в первый период исследования.

Ими было подтверждено, что способность Кулешовой «видеть» пальцами одинаково выявляется при дневном и искусственном (электролампочка) освещении, значительно уменьшается при малой освещенности и почти исчезает в темноте. Была доказана возможность узнавать буквы и отдельные слова через толщину целлулоидной пленки, возможность определения цвета литых пластмассовых изделий (предварительно поскоблив поверхность). Особое внимание уделено было исследователями изучению дистантного восприятия цветовых лучей и возможности восприятия изображения на экране. Роза пальцами различала содержание кадров диафильма, спроецированных на экран из матового стекла. Она воспринимала в темноте через стекло линии и герб, нарисованные на бумаге флюоресцирующими красками (однако на свету определить их не смогла).

Исследователи установили, что Роза пальцами может ощущать цвет лучей. От источника света мощностью в 25 ватт посылался через объектив пучок света, на пути которого устанавливали различного цвета фильтры. Сначала Роза смутно чувствовала температурную разницу при засвечивании (предварительно ей говорили о цвете). После тренировки она уже безошибочно могла определять на расстоянии правой рукой цвета зеленых, желтых и фиолетовых лучей.

В клинике проф. Д.Г. Шефера впервые был проведен опыт смещение цветов. Светло-зеленая обложка книги в красных лучах казалась Розе синей, и она была очень удивлена тем, что обложка, которую она не выпускала из рук, затем при свете обычной электролампочки стала вдруг светло-зеленой. Было отмечено, что резких изменениях освещенности у Розы наблюдались явления, напоминавшие световую и темновую адаптацию. С. Н. Добронравов и Я.Р. Фишелев объясняли способности испытуемой повышением чувствительности рецепторных аппаратов с расширением границ восприятия до уровня светоощущения и различения хроматических цветов. Ими была высказана мысль о большом значении фоторецепции при применении научно обоснованной методики упражнений для компенсации слепоты.

На этом же заседании были представлены результаты опытов, проведенных И.М. Гольдбергом, А.С. Новомейским и М.М. Кожевниковым, которые выясняли соответствие кожнооптических ощущений законам обычных зрительных ощущений. Их опытами было установлено, что законы перспективы, контраста, смешения цветов, иллюзии при кожно-оптическом восприятии такие же, как и при обычном зрении, хотя и проявлялись в несколько иной форме.

Было выяснено, что воспринимающей поверхностью у Розы были не только 3-й и 4-й пальцы правой руки, но в меньшей степени и подушечки остальных пальцев правой руки, а также пальцы левой руки. Наконец, исходя из того, что осязание у человека наиболее выражено на кончиках пальцев и на кончике языка, был проделан опыт по выявлению ощущений цвета кончиком языка. Розе завязывали глаза (чтобы исключить подглядывание, на веки глаз еще накладывался слой ваты), давалось цветное драже для ощупывания пальцами, а потом это же драже ощупывалось ею языком (рот был полуоткрыт). Достаточно было двух-трех попыток, чтобы выработались условные рефлексы второго рода, и Роза безошибочно смогла определить кончиком языка четыре цветовых тона драже: белый, желтый, красный и зеленый.

Особое внимание уделялось экспериментаторами изучению особенностей восприятия у Розы, которые авторы назвали проникающими. Суть этого нового явления заключалась в том, что Роза пальцами воспринимала цвета и изображения через полу прозрачный и непрозрачный материалы: бумагу, рентгеновскую пленку, стекло, фольгу и др. Роза по светлоте смогла отдифференцировать четыре слоя копировальной бумаги: красный, желтый, зеленый и черный и правильно расположить их. Она правильно определяла: цвет лекарственных порошков (розовый, белый, коричневый), насыпанных под лист белой бумаги; цвет кусков бумаги, положенных под бумагу, кальку или рентгеновскую пленку (в последнем случае определялась светлота); границу жидкости в колбе при ощупывании ее снаружи через стекло и т.д.

Для исключения воздействия тепловых лучей, белый луч пропустили через трехгранную призму. Затем этот луч был про пущен через теплопоглощающую линзу с водой, отражен в зер кале и направлен на экран из холста. С обратной стороны холст Роза пальцами определила цветовые тона радуги. Определял она цвет и вид движущейся кривой на экране осциллографа. Было замечено, что после отключения света в темной комнате Ро некоторое время может читать черные буквы и чувствовать си нефиолетовые тона спектра. Некоторые результаты этих исследований были опубликованы А.С.Новомейским в статье «Второе зрение» (газета «Тагильский рабочий» от 16 декабря 1962 г).

Несколько позже Роза Кулешова подверглась еще одному циклу исследований - на этот раз в Москве. Программа исследований была составлена сотрудниками Института проблем передачи информации Д.Г. Мирзой, Д.Е. Богоявленской и проф Ф.В. Бассиным из Института неврологии Академии медицинских наук СССР. В обследовании участвовали и представители Института биофизики АН СССР. Результаты исследований московских ученых были опубликованы в газетах «Известия» №11 за 1963 г., «Красная Звезда» от 3 февраля 1963 г. и др.

В опубликованных статьях были приведены новые данные о возможности различать без участия зрения: включен или выключен свет в комнате, цвет бумажных квадратиков (белого и черного) пальцами ног. Результаты своих опытов сотрудники Института биофизики АН СССР опубликовали в газете «Известия» в статье «Зрение в кончиках пальцев».

Исследователи проецировали изображение на экран из матового стекла. И Роза четко различала на нем светлые и темные места. Для выяснения роли теплового излучения на восприятие ученые проделали как опыты с исключением тепловых лучей (установили на пути проецируемого изображения фильтр, поглощающий инфракрасные лучи), так и опыты, в которых, наоборот, были оставлены только тепловые лучи, без лучей видимого спектра. Был сделан вывод, что основное значение имеет не тепловое излучение, а восприятие света кожей пальцев. На пальцы Розы направлялись два разноцветных луча, она всегда их различала. Далее физики установили, что на 1 квадратный мм поверхности пальцев Розы приходится 10 светочувствительных элементов, по словам Р.Свореня, типа колбочек с тремя типами приемников света: синими, красными и зелеными; что восприятие Розы пальцами аналогично зрительным восприятиям глазами. В дальнейшем гипотеза о светочувствительных элементах была заменена гипотезой о светочувствительных пигментах в пальцах у Розы.

Существует ли светочувствительность пальцев у других людей? Ответ на этот вопрос дали опыты со студентами А.С.Новомейского [5, 6, 10]. Оказалось, что способность различать цветовые тона на бумаге присуща в зачаточном состоянии всем испытуемым; примерно у шестой части студентов зачатки кожно-оптического чувства были очень хорошими, причем ряд студентов определял разницу в окраске и через лист белой бумаги. Были также сделаны опыты по обнаружению кожно-оптической чувствительности у слепых [5].

1.4. ОСОБЕННОСТИ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ И ОТЛИЧИЕ ЕЕ ОТ ЗРЕНИЯ



О природе феномена Розы Кулешовой учеными высказывались различные предположения. Выдвигались гипотезы о том, что Роза ощущает чрезвычайно тонкие температурные градации различную структуру красящего вещества (или химический состав его), что у нее чрезвычайно развита осязательная чувствительность. Повышена чувствительность рецепторных аппаратов с расширением границ восприятия до светоощущения и различения хроматических цветов, а также гипотеза о зрении в кончиках пальцев - наличии специальных фоторецепторов, способных воспринимать световые воздействия, и о роли пигмент; Некоторые ученые способности испытуемой связывали с телепатией, т.е. возможностью каким-то образом улавливать мысли и чувства экспериментатора и сообщать о них. Опыты проводились таким образом, что телепатия исключалась. Во-первых предметы были перемешаны в мешке, а испытуемая вынимала их строго по заданию. Во-вторых, экспериментатор сам не знал где и что находится. Возможность внушения или индукции была исключена. В-третьих, постоянство восприятия, действие определенных закономерностей ощущений, влияние на феномен конкретных условий внешней среды (свет, темнота и др.). Таким образом, телепатическая гипотеза была отвергнута.
Опытами ряда ученых показана неправомерность тепловой (инфракрасной) гипотезы в объяснении феномена кожного зрения. Однако в процессе выработки дистантной фоторецепции у Розы наблюдались факты, подтверждающие данные А.Н.Леонтьева. Вначале поисковая деятельность ее определялась температурными различиями цветовых лучей; лишь после того, как эти различия были подкреплены словами - обозначением того или иного цвета при засвечивании, Роза безошибочно стала называть цветовые тона, ответы стали соответствовать ощущениям световых лучей. Это, на взгляд И.М.Гольдберга, не позволяет исключить полностью роль температурных рецепторов образования кожно-оптической чувствительности.

Для чтения, определения цвета на рисунках, тканях, нитках Розе необходимо было ощупать пальцами тот или иной предмет. При контактном восприятии участие тактильных и кинестезических рецепторов бесспорно. То же можно сказать и о способности осязательного различения спроецированной на матовое стекло цветной или черно-белой картинки, умении воспринимать через стекло, целлофан. Тут можно указать на кожнооптическую иллюзию, открытую А.С.Новомейским. Если под лист стекла на столе положить рядом листы белой и черной бумаги и с закрытыми глазами проводить пальцами по стеклу, то пальцы хорошо ощущают границу между двумя цветами; при переходе на часть стекла, лежащую над черным листом бумаги, пальцы как бы пристают к стеклу, их тяжело вести по нему. Конечно, одним осязанием нельзя воспринимать дистантно цветовые тона лучей, но и отсутствие прямого контакта при ощупывании через стекло, целлофан или пленку не дает возможности определять структуру красящего вещества. При ощупывании явно участвуют барорецепторы. Что касается трех видов цветовоспринимающих «колбочек» в пальцах у Розы, якобы найденных исследователями из Института биофизики, то эти факты не подтвердились. Способность определять цветовые тона предметов, подложенных под листы белой бумаги и красной копирки что совершенно недоступно зрению, исключает наличие специальных фоторецепторов.

Весной 1963 г. И.М.Гольдберг своими опытами доказал возможность восприятия цветовых тонов через металлическую фольгу, что недоступно зрению глазами. Роза хорошо различал все цвета спектра через фольгу. Рисунки или крупные цифры определялись ею лишь после прямого предварительного ознакомления при помощи пальцев, после этого все взятые рисунки и цифры были безошибочно определены через фольгу.

Таким образом, заключает Гольдберг, кожно-оптическая чувствительность является синтетическим продуктом деятельности всех (или почти всех) видов кожных рецепторов. Она является не шестым чувством, а одним из видов кожной рецепции (в да ном случае на неадекватные раздражители), подобным вибрационной чувствительности.

Кожно-оптическое чувство может проявляться по-разному Контактное свойство сближается с обычными осязательным ощущениями, дистантное - в какой-то степени напоминает дистантную рецепцию при помощи других органов чувств, а проникающее свойство представляется новым качеством, недоступным для других органов чувств. Все эти формы проявляются основе кожных ощущений. Они являются основой восприятия признаков света и цвета как у Розы Кулешовой, так и у других испытуемых. Эти ощущения разные испытуемые трактуют по разному. Художник Борис Малышев, работавший в редакции журнала «Наука и жизнь», желтую бумагу определял как поритую и гладкую, красную - как липкую [10]. Роза часто характеризовала свои ощущения понятиями не только осязательными, но и зрительными, иногда температурными. Цвет она описывала крестиками, точками, степенью гладкости и шероховатости. Но у нее эти показатели были часто непостоянны.

Осознание этих ощущений требует, по Леонтьеву, «внутренней теоретической поисковой деятельности» и соответственно -огромного активного внимания и напряжения. Поэтому Роза Кулешова быстро уставала во время опытов, пальцы у нее потели. Ее труд не пропал даром, исследователи шаг за шагом выясняли отношения между кожно-оптическим чувством (вторым зрением) и обычным зрением.

Хотя кожное зрение во многом напоминает зрение глазами и подчиняется многим законам видения человеческим глазом (контраст, перспектива, иллюзии, законы смешения цветов), но оно во многом и отличается. Во-первых, оно отличается от восприятия глазом в такой же степени, как восприятие очень близорукого человека от восприятия хорошо видящего, или в какой степени человек, стоящий у стены высокого дома и смотрящий на стену прямо перед собой, может увидеть глазом весь дом. Он хорошо видит стену, может разглядеть тут мельчайшие детали и шероховатости, но перспективы зрения, взаимоотношения его с другими домами и местностью охватить сразу не может - ему надо двигаться. Также, передвигаясь, охватывают весь текст или Рисунок пальцы Розы: изображение развертывается как в кинескопе, информация суммируется и отбирается.

Во-вторых, не всегда «зрительные наименования» Розы аналогичны зрительным ощущениям, полученным с помощью глаз. Ей давали на язык белое драже из набора конфет «цветной горошек». Она правильно определяла языком - «белое». Но вот комната засвечивалась синим цветом, белое драже кажется экспериментатору синим. Однако в более чем 50% из всех проб цвет для нее остается прежним - «драже белое». Ошибочными были и ответы Розы при восприятии желтых и зеленых предметов, освещенных красным цветом. Она называла их голубым синими, а глаза видели их оранжевыми, желтоватыми. Гольберг провел серию опытов с Розой по определению цвета и рисунка на цветной бумаге, размещенной под цветные стекла (светофильтры). Из опытов обнаружилась способность восприятия рукой истинного цвета бумаги через толстые цветные стекло толщиной в 3 мм, т.е. для кожного зрения окрашенное стекло является препятствием в узнавании цвета бумаги. Хотя при во приятии глазами цвет бумаги через цветное стекло видится иным, подчиняясь закону смешения цветов.

Таким образом, кожно-оптическое чувство обладает свойствами, недоступными зрению глазами. В силу особенностей проникающего восприятия возможно определение истинно го цвета предметов (т.е. цвета, определяемого глазом на свету) сквозь листы бумаги, фольги, окрашенного стекла - что совершенно недоступно глазу.

1.5. ЭВОЛЮЦИЯ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ У РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ



Кожно-оптические ощущения у Розы Кулешовой развивались постепенно. Вначале это был затянутый процесс восприятия рукой и не всегда точный. При определении цвета бумаги или напечатанных букв она долго ощупывала и потирала пальцами изучаемый предмет. По мере тренировок точность распознавания и скорость восприятия увеличивались. Кожно-оптическое чувство возникало у нее только при непосредственном соприкосновении с предметами, такое чувство было названо контактным. В дальнейшем она научилась распознавать цвет разных хроматических лучей в потоке света и определять цветовые тона окрашенных объектов на расстоянии - через прозрачные и непрозрачные среды (стекло, целлофановая пленка, бумага, фольга). Она стала читать тексты, написанные на бумаге молоком, соленым и сахарным растворами, научилась распознавать игральные карты через непрозрачную ткань рубашки, «видела» цвет раскрашенной бумаги через несколько листов белой бумаги и т.д. Постепенно у нее появились дистантная и проникающая способности кожно-оптического чувства. Такие феноменальные навыки распознавания закреплялись благодаря регулярным тренировкам.

Однако, летом 1963 г. кожно-оптическая чувствительность у Розы стала резко ухудшаться. Выше уже отмечали, что атмосфера внимания и доверия улучшала качество восприятия испытуемой, а отвлекающие факторы, подозрительность и недоверие к ней резко ухудшали способности кожного зрения и даже делали его невозможным. Начало кризиса совпало с проводимыми над ней опытами с экранированием головы, которые Кулешова оценивала как проявление недоверия к ней. С этого момента кожно-оптическая чувствительность стала резко ухудшаться, ее способность к распознаванию уменьшилась: даже обычные, очень легко ранее выполняемые задания по определению цветовых тонов бумаги, стали часто невозможными. Тем более ухудшились результаты в опытах по восприятию через непрозрачные среды. Лишь в отдельных случаях, особенно в присутствии но вой для нее аудитории, результаты значительно улучшались.

По мнению врача И.М.Гольдберга, регресс кожнооптической чувствительности у Розы Кулешовой связан, в первую очередь, с ухудшением здоровья. Однако нет повода думать, что причиной болезни послужили какие-либо опасные опыты ученых над пациенткой. Ее сознание, видимо, решало противоречивые задачи личной судьбы. С одной стороны, сегодня в поле внимания, ее успехами восхищаются уважаемые люди, а с другой - внимание к ней ослабевает изо дня в день, завтра она будет забыта всеми, творчеству будет конец, перспектива не проглядывается. Вероятно, ей не с кем было поговорить просто о жизни, спокойно помечтать, пофилософствовать. Врач констатировал, что увеличилась частота припадков особенно амбулаторного автоматизма с сумеречным состояние сознания. Резче проявились изменения в психике личности: бредовые идеи величия и ущербы. Тугоподвижность мышления многословность, неумение отличить главное от несущественно го. Развилась наклонность к однообразным трафаретным речевым оборотам.

Тренироваться Роза почти прекратила, соглашаясь лишь на редкие тренировки без достаточного желания и сосредоточения внимания. Процесс восприятия стал подменяться у нее попытками угадывания и даже подглядывания. Ухудшение состояния здоровья и прекращение тренировок привели к регрессу кожно-оптического чувства у Кулешовой.

Сравнивая динамику проявления способностей Розы Куле шовой и больной Софьи М-вой, описанной Ховриным, можно обнаружить у них общее: чередование периодов точного восприятия с периодами слабых ощущений и даже их отсутствия. Ясно одно, что кожно-оптическое чувство зависит от хорошего самочувствия испытуемых.

Вместе с тем, изучение феномена Розы Кулешовой дал толчок исследованиям кожно-оптического чувства у здоровых людей. Ученые Москвы, Нижнего Тагила, Свердловска, Магнитогорска, Ишима получили интересные и ценные результаты.

1.6. ПОПЫТКА ФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО ОБЪЯСНЕНИЯ ФЕНОМЕНА РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ



Как объяснить наличие кожно-оптического чувства у человека? - задает вопрос И.М.Гольдберг и выдвигает свою концепцию. Ведь А.С.Новомейский, Н.И.Судаков, С.Н.Добронравов и другие показали, что кожно-оптическое чувство встречается в зачаточном состоянии у всех людей, а примерно у шестой части испытуемых выражено более или менее ярко.

Более того, это чувство является рецепцией кожи на неадекватные раздражители и представляется для ряда исследователей древним биологическим механизмом. Кожа у низших животных является органом, воспринимающим все раздражения окружающего мира. Известна, например, способность червей воспринимать кожей световые раздражения. Предполагается, что под непрерывным воздействием внешней среды чувствительные клетки кожи специализировались, стали отвечать преимущественно на адекватные механические и термические раздражители, а на более высоких ступенях эволюции превратились в органы чувств, связанные с корой головного мозга. Анализ и синтез этих ощущений, осуществляемый корковыми концами анализаторов, становится чрезвычайно тонко дифференцированным и Функционально суженным.

Эта дифференцировка и сужение по мере эволюции осуществлялись далеко не сразу. Органы чувств первобытного человека, отстаивавшего свою жизнь в борьбе с силами природы и опасностями, подстерегавшими его на каждом шагу, надо думать, давали очень тонкие, но менее дифференцированные ощущения, чем у современных людей. Возбудительный процесс в корковом отделе анализатора у далеких предков человека благодаря мощным подкорковым импульсам, вероятно, распространялся по кон ре и на другие анализаторы. Рудиментами такой древней чувствительности представляются синестезии - своеобразные особенности восприятия, при которых раздражение одного из анализаторов вызывает появление сопутствующих ощущений, характерных для других органов чувств.

Синестезии объясняются иррадиацией возбудительного процесса с одного подкоркового отдела анализатора на другой, |а также недостаточной дифференцировкой ощущений. Синестезии бывают у лиц художественного типа - музыкантов, художников, поэтов и других, и выражаются в том, что восприятие определенных звуков сопровождается видением какого-либо цвета, фигуры или картины (цветной слух), ощущение цвета со провождается слуховыми ощущениями и т.д. Синестезии могу быть между всеми органами чувств.

Осязательно-зрительные синестезии, особенно яркие, встречаются очень редко. В жизни мы всегда встречаемся с высшей формой синестезии - условнорефлекторными синестезиями Так, по одному запаху котлет или борща мы узнаем, что будет сегодня на обед. Обонятельное ощущение дает нам сложно» представление, полученное ранее на основе вкусовых, зритель ных и других ощущений. Процесс формирования таких синесте зий происходит на основе условнорефлекторных связей в ран нем детском и школьном возрасте. Надо полагать, что в раннем детском возрасте человек получает и кожно-оптическое ощущение цвета и света, в дальнейшем, однако, эти ощущения вытесняются постепенно зрительными.

Механизм кожно-оптического чувства проявляется порою и у взрослого человека при условии внутренней «теоретической» поисковой деятельности, в результате тренировки. В патологических случаях, когда тонус коры снижен, при сочетании истерии с некоторыми формами эпилепсии, в гипнотическом сне и при некоторых психических заболеваниях с наличием галлюцинаций подпороговые кожно-оптические раздражения превращаются в осознанные и, так или иначе, выявляются на основе предыдущего опыта данного индивидуума. Только так, считает И.М.Гольдберг, а не наличием зрительного пигмента или палочек и колбочек в коже. Можно объяснить факты, полученные при исследованиях Розы Кулешовой.

По данным Пенфилда, височно-теменная область коры больших полушарий имеет отношение к сложным механизмам памяти и речи. Эта область коры, расположенная между зонами, в которые поступают все виды ощущений, включая обонятельные и висцеральные, представляет собой обширную нейронную сеть для всех специфических чувствительных систем.

Наличие у Розы височной эпилепсии с правосторонней локализацией процесса указывает на заинтересованность этой области коры. То, что восприятие у Розы шло по типу высшей формы синестезии - условнорефлекторной - доказывается и опытами по образованию новой формы кожных ощущений: восприятию кожей вкусовых раздражителей.

После первого сочетания условного и безусловного раздражителя (2-3 капли растворов разного вкуса капалось ей на язык и одновременно ваткой, смоченной соответствующим раствором, поглаживалась ладонная поверхность) достаточно было одного поглаживания смоченной ваткой, чтобы вызывались сразу два ощущения - тактильное и вкусовое. Выделялась слюна (сильнее на кислое, меньше на соленое, еще меньше на горько и сладкое), одновременно Роза отмечала, что сладкое чуть лип нет, при кислом она ощущала, что ватка тяжелее ведется, при соленом ватка легче ведется, а горькое давало даже легкую б левую реакцию.

И.М.Гольдберг в 1960-х годах высказывал, что кроме кожно-оптического чувства, в будущем, вероятно, будут обнаружены также кожно-вкусовые, кожно-обонятельные и даже кожно-слуховые ощущения.

---

Статья из книги: Зрение вне глаз | Исхаков Р.Л.

Возможно, Вам будет интересно

Поделитесь своим мнением. Оставьте комментарий

Автору будет приятно узнать обратную связь о своём посте.

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent

Комментариев 0