Из опыта формирования кожно-оптического чувства у незрячих людей

+ -
0
Из опыта формирования кожно-оптического чувства у незрячих людей
Обнаружение кожно-оптического чувства не только у от дельных феноменальных личностей, но и многих лиц, поставив на повестку дня практический вопрос о возможности развития этого чувства у слепых и слабовидящих людей.

Для изучения данной проблемы А.С.Новомейский весной 1963 г. проводил тренировки слепых в кружке, организованном при Нижне-Тагильском отделении Всесоюзного Общества слепых. Как показали опыты, оптимальным условием для различения цвета слепыми было помещение цветной бумаги на органическое стекло, положенное на фарфоровые изоляторы. В этих случаях цвет бумаги оказывал наибольшее действие на рецепторы кожи руки. Другим важным условием была тренировка на листках бумаги, одинаковых по фактуре и отличающихся друг от друга только по цвету. В подобных случаях различия в осязании фактуры доводились до минимума и, напротив, максимально усиливались различия в кожно-оптических ощущениях цвета.

При этих условиях тренировки у слепых значительно быстрее, чем у зрячих, стали развиваться кожно-оптические дифференцировки цветов и способность их абсолютного узнавания. Так, незрячий мужчина Василий Б. (ослепший в результате производственной травмы) в течение апреля и мая 1963 г. научился различать признаки семи цветов спектра, ряда оттенков и смешанных цветов, а также черный, белый и серый цвета. Различение цветов достигалось им независимо от фактуры бумаги: от глянцевой бумаги до искусственной бумажной замши.

Структура красящего вещества тоже не мешала распознавать цвет. У него выработалась следующая шкала контактных и дистантных признаков цвета:
  1. голубой - гладкий и твердый, сплоченный, сжатый по структуре; на расстоянии, в воздухе холодит;
  2. желтый - скользкий и гладкий; мягкий; чуть-чуть теплит в воздухе;
  3. красный - вязкий, липкий, тормозящий; в воздухе горячий, жжет;
  4. зеленый - твердый и немного тормозит; цепляется; в воздухе чуть-чуть холодит, в отличие от желтого, который чуть-чуть теплит; но вообще, этот цвет по своим признакам «нейтральный»-неопределенный;
  5. синий - тормозит сильнее голубого; в воздухе холодный;
  6. оранжевый - шероховатый, но не липкий; теплый, но не такой, как красный;
  7. фиолетовый - твердый цвет, тормозит очень сил по вязкости приближается к черному; на расстоянии морозит, но холод не чувствуется так отчетливо, как у синего цвета.


Белый цвет Василий Б. относил к группе «гладких», но считал его менее гладким, чем желтый. Черный цвет определял самый грубый и шероховатый, даже более «тормозной», чем фиолетовый. Шкала тактильных и температурных признак) цвета у Василия Б. оказалась такая же, как у зрячих людей. На подобные признаки ориентировался слабовидящий, инвалид первой группы Геннадий Г. Третий из испытуемых - слабо видящий подросток Леонид С. тоже овладел дифференцировкой цветовых тонов спектра. Во время опытов слепому на глаза надевались очки из черного стекла. Слабовидящим на глаза накладывались плотные, светонепроницаемые повязки.

Три способа определения цвета при кожно-оптическом ощущении


В процессе тренировок выявилось три способа определен слепыми и слабовидящими цвета при помощи кожно оптического ощущения:
  • контактный;
  • дистантный;
  • смешанный (контактно-дистантный). Контактный способ заключается в анализе тактильно кинестезических признаков цвета. Испытуемые в этом случае научились определять цвета на основе потирания пальцев цветную поверхность бумаги. Причем, работающими органами у Василия Б. были третий и четвертый пальцы правой руки, а у Геннадия - боковая поверхность большого пальца.


Однако пользование только этим способом вызывало затруднения, когда применялась неровная бумага: ребристая, бархатная и гофрированная. Так, например, в одном из опытов Василию Б. предъявили 18 листов бумаги, окрашенных в разные тона. Среди листков были два синих и один зеленый из рельефной, ребристой бумаги. Испытуемый, определив все цвета на гладкой бумаге, не смог точно определить цвет на ребристой бумаге: синие цвета назвал зелеными, а зеленые - синими. Когда же ему позволили приподнять руку в воздух, он сразу же осознал свою ошибку. Дистантный способ определения цвета заключался в распознавании характерных признаков цветовых тонов на расстоянии. Высота подъема кисти руки над поверхностью бумаги была обусловлена спецификой цвета. Так, Василий Б. в одном из опытов определил цветовые тона на высоте: красный - 35 см, оранжевый - 26 см, желтый -18 см, зеленый - 12 см, голубой -19 см, синий -32 см.

Было замечено, что высота цветовых барьеров у незрячих людей, так же, как и у зрячих, изменялась в соответствии с рас-положением цветов на цветовом круге. Высота цветовых барьеров понижалась от красного цвета к оранжевому, желтому и зеленому, а затем повышалась от зеленого цвета к голубому, синему и фиолетовому. Дистантный способ при наличии листков достаточного размера оказывался не менее эффективным, чем контактный. Так, в одном из опытов Василию Б. предложили определить цветовые тона, не прикасаясь к бумаге, держа ладонь в воздухе. Было предъявлено 25 цветных листков, окрашенных как в хроматические (семь цветов), так и ахроматические (белый, черный и серый) тона. Испытуемый безошибочно определил на расстоянии цвет каждого листка. Ему удалось дифференцировать на расстоянии даже такие цвета, как белый и светлосерый, розовый и пурпурный, темно-синий и светло синий. Аналогичные результаты показали испытуемые Геннадий Г. и Леонид С.

При распознавании оттенков дистантным способом испытуемые ориентировались в основном на температурные признаки. Самым эффективным оказался смешанный (контактно дистантный) способ определения цвета. Достаточно было в о щей сложности 25-30 часов распределенной во времени тренировки, чтобы все трое испытуемых научились хорошо определять этим способом цвета спектра на бумажных листках среди го формата. В процессе формирования контактно-дистантного способа определения цвета, дистантные ощущения выполнял обычно контролирующую функцию. Сначала испытуемый потирал поверхность листка подушечками пальцев, а затем поднимал ладонь и уточнял правильность определения дистантно. Во время завершающих тренировок предъявлялись на занятии различной последовательности от 60 до 75 листков разноокрашенной цветной бумаги. Бумажные листки в одних случаях были одинаковыми по фактуре, в других случаях фактура была не одинаковой (глянцевая бумага, ватманская, писчая, рельефная бархатная). Красители были тоже как одинаковые. Так и раз личные по своему виду и качеству (фабричная типографская краска, разноцветная тушь, анилиновые красители, лак, акварельные краски, гуашь, цветные чернила и пр.). Цветная бума в ряде случаев различалась по светлоте (применялись, например четыре различных по светлоте оранжевых листа, пять красных, три голубых, три фиолетовых).

Основные хроматические цвета через два месяца после начала тренировок указанным способом определялись испытуемыми безошибочно. Однако при закреплении навыка определения синего и фиолетового тонов пришлось преодолеть известные трудности. Синий цвет при определении иногда назывался темно-голубым или светло-фиолетовым. Это случалось тогда, когда дистантно, по температуре, испытуемые путали его со смежными холодными цветами. Фиолетовый же цвет иногда назывался черным, так как на основе контактных признаков, по вязкости, он очень сходен с последним. Ахроматические цвета - черный, белый и серый - испытуемые после двухмесячной тренировки научились определять безошибочно.

В результате тренировок испытуемые научились точно распознавать цвет и по светлоте. Для проверки перед испытуемыми клали несколько совершенно одинаковых по фактуре листков одного и того же цвета, имеющих разную светлоту, и испытуемые правильно располагали эти листы в ряд по светлоте: от самого темного к самому светлому.

Зависимость качества распознавания цвета и его площади


Как показали опыты, определение цвета существенно зависит от площади воспринимаемой цветной поверхности. В опытах с незрячими людьми выявилось, что резкое уменьшение площади цветной поверхности затрудняло определение цвета, однако в Дальнейшем испытуемые приспосабливались к новым условиям начинали правильно определять цветовые тона. Если на занятиях испытуемые правильно различали цвета на листах размером 12x20 см, то при предъявлении полосок цвет ной бумаги размером 1,5x7 см определить их цвет не смогли. Пришлось сложить полоски каждого цвета друг на друга пачка ми по шесть полосок в каждой, то есть увеличить емкость цвета, чтобы осознание кожно-оптических ощущений стало возможным. Лишь такое заметное увеличение емкости цвета смогло компенсировать уменьшение его площади. В то же время, когда уменьшалась емкость цвета до одного листка, определение цветовых тонов опять встречало большие трудности, и снова стали необходимы многократные упражнения. Площадь цветной поверхности существенно влияет и на скорость определения цветового тона. Так, уменьшение площади листа в 3 раза дало снижение скорости определения цвета от 1,2 до 2-х раз.
Площадь цветной поверхности обусловливает применения контактного или дистантного способа определения цветовые тонов. При наличии бумаги большего по площади размера испытуемые с успехом пользовались дистантным способом определения цветовых тонов. Однако на листах небольшого размера они пользовались преимущественно контактным способом определения цвета. Дистантный же способ выступал как средство контроля: сначала действовало осязание, и лишь затем испытуемые контролировали правильность контактного опознания дистантным способом, определяя специфику воздействия цвета на расстоянии. Когда же применялись узкие полоски, опознание совершалось только контактным путем, так как на расстоянии определить цвет в этих условиях было трудно.

Явление переноса цветового


Кожно-оптическое чувство у незрячих людей можно считать сформированным тогда, когда начинает действовать явление переноса: цветовые тона безошибочно узнаются испытуемым на всякой иной бумаге (по фактуре и качеству красителей), отличной от первоначальной (учебно-тренировочной). В опытах А.С.Новомейского перенос стал проявляться в отчетливой форме уже через месяц после начала занятий. К этому времени был проведен первый контрольный опыт с Василием Б. Ему предъявили ряд листков неизвестной ранее по фактуре цветной бумаги (для пишущих машинок и пропитанной анилиновой краской). Испытуемый безошибочно определил предъявленные ему листки белого, голубого, желтого, синего, зеленого, красного, фиолетового, оранжевого и коричневого цветов. Через два с половиной месяца после начала занятий был проведен второй контрольный опыт на выявление способности переноса. На этот раз Василию Б. предъявили наклеенные на картон цветные бумажные диски. Ранее с этими дисками испытуемый не встречался. Все цвета были определены им правильно и довольно быстро.

Явление переноса ярче проявилось у слабовидящего Геннадия Г. Дело в том, что о переносе можно судить и в том случае, когда человек, развив способность определять цвет бумаги, начинает узнавать эти же цвета без предварительной тренировки и на других материалах: тканях, дереве, пластмассе и пр. Особый интерес представляет способность определения цвета полированной деревянной поверхности цветных карандашей.

В опытах, проведенных со зрячими людьми, многие испытуемые отказывались определить цвета поверхности карандашей. Слепой Василий Б. тоже пришел к выводу, что это крайне трудно. Однако в опытах со слабовидящим Геннадием Г. уда лось преодолеть и эту трудность. Другая важная особенность развитого кожно-оптического чувства - это способность правильно определять цвет бумаге независимо от цвета поверхности, на которой покоится воспринимаемый объект. Незрячие люди в отличие от зрячих очень быстро овладели способностью абстрагироваться от цвета поверхности под бумагой.

Василию Б. и Геннадию Г. были предъявлены листы цветной бумаги, изолированной от поверхности стола: бумага покоилась на фарфоровых изоляторах, подложенных под углы листа. В этих условиях влияние поверхности стола практически полностью погашалось. Эксперимент дал положительные результаты: испытуемые безошибочно определили предъявленные им цветные листки бумаги.

В другом опыте листки бумаги были положены окрашенном лицевой стороной на стекло, а испытуемые осязали обратную неокрашенную сторону листов. Во всех случаях, независимо от цвета прижатой к стеклу окрашенной стороны, незрячие испытуемые правильно определяли цвет осязаемой ими обратной стороны: белый, желтоватый или серый, в то время как зрячие студенты в подобных случаях не могли игнорировать цветовое влияние окрашенной стороны.

В третьем опыте цветные листки были положены на листы латуни и железа. Металлическая поверхность обычно максимально усиливает кожно-оптические ощущения. В особенности усиливаются эти ощущения, когда имеет место контактная разность потенциалов, то есть когда на медной пластинке лежит железная или на железной пластинке лежит алюминиевая, а сверху кладется цветная бумага. В этих случаях красный цвет ощущается испытуемыми более вязким, горячим; оранжевый -более шероховатым и теплым и т.п. Однако испытуемые очень быстро приспособились к таким изменениям и правильно определяли цветовые тона бумаги.

В четвертом опыте цветную бумагу клали на латунную пластинку, заряженную положительно (напряжение 80 в). В результате оказалось, что признаки цвета сместились в ощущениях в сторону к одному из концов видимого спектра. Оранжевый определялся как красный, желтый как оранжевый, зеленый как голубой, голубой как синий, синий как фиолетовый. Фиолетовый погрубел и стал похож на черный, а красный усилил вязкость и стал «обжигать» ладонь. Однако незрячие испытуемые вскоре приспособились к влиянию заряженной поверхности. Василий Б., в частности, научился в уме делать «поправку на смещение» и снова стал определять цвета правильно.

Надо думать, считает А.С.Новомейский, что тренировка незрячих людей распознавать цвета бумаги, покоящейся на различной поверхности, может привести к полному игнорированию цветового влияния любой поверхности.

Проникающее свойство кожно-оптического чувства


Развитие кожно-оптического чувства характеризуется также одной особенностью, которая была названа А.С.Новомейским проникающим свойством. Заключается оно в том. Что человек способен определить цветовые тона через тонкое постороннее покрытие (перекрытие, преграду): бумагу, металлические пластинки и пр. Проникающее свойство у незрячих людей оказалось более сильным, чем у зрячих испытуемых. В опытах, проведенных со слепыми и слабовидящими людьми в 1963 г. в кружке при Нижне-Тагильском отделении общества слепы выяснилось, что незрячие люди способны распознавать через металл (в опытах применялась латунная пластинка толщиной около 1 мм) много цветовых тонов. Особенно хорошие результаты в этих опытах показал слепой Василий Б.

Опираясь в основном на температурные ощущения и paспознавая признаки цвета через латунную пластинку на расстоянии в воздухе, он успешно дифференцировал признаки всех основных цветов спектра: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий и фиолетовый. Так, например, на одном из занятий он безошибочно определил цвета листков, зажатых между двумя латунными пластинами: 1) голубой и красный; 2) красный и желтый; 3) красный, голубой и зеленый и т.д. В другой раз цветная бумага накладывалась на черное стекло, а сверху покрывалась латунной пластинкой. Слепой и в данном случае безошибочно узнал через металл цвета. Совершенно ясно, что объяснить все это случайным совпадением невозможно.

Для изучения вопроса о влиянии металлического перекрытия при определении цвета на скорость восприятия слепыми, был поставлен опыт. На железную пластинку, положенную на изоляторы, помещали листки цветной бумаги, а сверху их закрывали латунной пластинкой (в одной серии опытов) или оставляли от крытыми (в другой серии опытов). Продолжительность распознавания цвета замерялась секундомером.

Оказалось, что металлическое покрытие замедлило узнавание цветового тона бумаги. Однако процесс определения и в эти условиях совершался довольно быстро. Узнавание заметно замедлилось, когда под латунной пластинкой находились слабо выраженные или смешанные тона. Так, ярко выраженный сини цвет был определен через латунь за две секунды, голубой за шесть секунд, светло-голубоватый за 8, голубовато-зеленый за 10 секунд.

Интересен факт, что когда между железом и латунью вообще не положили листок бумаги, слепой это определил за две секунды и сказал: «пусто, ничего нет».

Законы кожно-оптического смешения признаков цвета


В опытах со зрячими людьми было выяснено, что кожно-оптическое чувство характеризуется определенными законами, во многом напоминающими законы зрительных ощущений. Важнейшими из них, несомненно, являются законы смешения тактильно-кинестезических и температурных признаков цвета. Смешение признаков цвета было изучено со зрячими испытуемыми недостаточно полно, и материалы опытов не опубликованы в печати. В экспериментах же со слепыми и слабовидящими действие законов смешения признаков цвета обнаружилось весьма отчетливо. Было проведено два вида опытов: оптическое и пространственное смешение признаков цвета.

Оптическое смешение признаков цвета достигалось следующим образом. Применялась обычная электровертушка, которая используется в опытах на смешение цветов при изучении зрительных ощущений. На вертушку надевались диски различного цвета, которые при быстром вращении вызывают ощущение одного цвета. Незрячий испытуемый располагал ладонь сверху и несколько сбоку над быстро вращавшимися кругами, составленными из двух или трех секторов разного цвета. Определяемые дистантно признаки цвета назывались испытуемым вслух.

Пространственное смешение признаков цвета достигалось по-другому. На изолированную подставку из стекла клали рядом друг с другом полоски двух цветов размером 1,5x20 см. Получалась полосатая поверхность, составленная из многих полосок; испытуемые приподнимали над поверхностью ладонь и совершали медленные горизонтальные движения рукой, а также плавно приподнимали и опускали ладонь над ребристой» поверхностью. В результате ими ощущались признаки уже не двух, а одного цвета. Для зрения же в этом случае смешения цветов не происходило: глаз четко различал отдельные полоски.

В опытах на смешение признаков цвета от испытуемых требовалось точно определить цвет. Это осуществлялось так. Если испытуемый в результате смешения, например, красного и желтого цветов определял цвет оранжевым, то ему давался затем листок оранжевого цвета, и он сравнивал первое впечатление с вторым.

Опыты указали на проявление трех основных законов кожно-оптического смешения признаков цвета:
  1. Признаки дополнительных цветов (красный и голубовато-зеленый, желтый и синий) в процессе смешения взаимно нейтрализуют друг друга. В результате ощущаются признаки ахроматического серого цвета.
  2. Смешение признаков двух недополнительных цветом приводит к ощущению признаков нового цвета, про межуточного между ними (красный и желтый дают оранжевый, синий и красный дают фиолетовый и т.д.)
  3. Признаки смеси ощущаются точно так же, как ощущаются признаки соответствующего монохроматического цвета, например, смешение красного и желтого дает такое же ощущение, как и ощущение одного оранжевого; результат синего и желтого ощущается точно так же, как один серый и пр.


В опытах на пространственное смешение признаков цвета эти основные законы были подтверждены на более обширном материале. В опытах на пространственное смешение дополнительных цветов отчетливо проявился первый и второй законы смешения признаков цвета. Характерно, что результаты кожно-оптического смешения совпадают с результатами смешения, обычно наблюдаемыми в процессе зрительных ощущений глазами. Таким образом, кожно-оптическое чувство у слепых и слабовидящих людей опирается на законы смешения ощущений, аналогичные по своей форме законам смешения цветов в зрении глазами.

Дистантное восприятие текста ладонью


В ходе опытов выявилось, что у незрячих людей можно сформировать способность кожно-оптического восприятия не только цветовых тонов, но и целостных изображений: букв, цифр, знаков, геометрических фигур и пр. Выработать эти способности контактным путем оказалось сложно. Поэтому А.С.Новомейский предложил развивать дистантное восприятие. Карточки с изображением цифр, букв и различных фигур (высота изображений 6,5 см) размещались на латунную пластинку, которая в свою очередь покоилась на фарфоровых изоляторах. Иногда поверх пластинка из латуни клали алюминиевую пластинку. Интенсивность восприятия в этих случаях усиливалась. Способность кожно-оптического чтения начали формировать у слабовидящего Геннадия Г.

Уже на первом занятии он научился определять дистантно, ладонью в воздухе, цифры. На этом же занятии испытуемый перешел от распознавания отдельных цифр к чтению на расстоянии с помощью ладони многозначных чисел.. Ошибок при чтении этих чисел не было. Затруднения у него вызывал не столько сам процесс кожно-оптического чтения, сколько осмысливание и сохранение в памяти получающихся больших чисел. На дальнейших занятиях приобретаемый навык заметно улучшился.

В течение десяти занятий удалось сформировать у слабовидящего навык дистантного кожно-оптического восприятия крупных букв и цифр, а потом - чисел и слов. Тем самым была доказана возможность научиться читать на расстоянии с помощью ладони хотя бы крупный текст. Некоторые дополнительные опыты А.С.Новомейского позволили сделать вывод, что незрячих людей можно научить читать на расстоянии и с помощью кончиков пальцев. В этом случае размеры шрифта можно значительно уменьшить, и процесс чтения очень приблизится к обычному чтению с помощью зрения. С другой стороны, возможность восприятия букв и цифр, изображенных различными шрифтами, позволяет надеяться, что в процессе тренировок можно научить слепых и слабовидящих воспринимать дистантно рисунки, тексты и фигуры.

При формировании навыка кожно-оптического чтения обращает на себя внимание положительная роль прошлого зрительного опыта испытуемого. Опираясь на сохранившиеся в памяти зрительные образы цифр и букв, испытуемый сумел без предварительной тренировки правильно опознать почти все предъявленные ему изображения. При этом отклонения в написании буквы или цифры (печатный или письменный шрифт) не играли существенной роли в процессе опознания.
Для чтения цифр и букв испытуемому требовалось все время совершать движения ладонью в воздухе, как бы очерчивая контуры изображения, или подставляя ладонь для очерчивания этих контуров на коже какими-то невидимыми лучами. При неподвижном положении руки восприятие становилось невозможным. По словам испытуемого, вначале он чувствовал на ладони нечто жжения «точно ладонь клеймили». Впоследствии, в ходе упражнений, это жжение исчезало, и испытуемый «просто читал букву». Ладонь как бы сразу воспринимала изображение, но жжения не было. Изображения воспринимались, по показаниям испытуемого, в натуральную величину. Высота ладони над изображением была устойчивой: примерно 3-4 см над бумагой. Когда ладонь поднималась выше, изображение увеличивалось. Однако высота руки зависела и от величины изображения.

Характерно, что если карточка с изображением буквы или цифры лежала на металлической поверхности, заряженной положительно (до 80 в), то процесс чтения убыстрялся чуть ли не вдвое, а рука располагалась над бумагой несколько выше, чем обычно. Изображения определялись испытуемым также через непрозрачное для зрения поверхностное покрытие. Так, Геннадий Г. чувствовал очертание цифр через латунную пластинку. Через алюминиевую фольгу он сравнительно быстро определял цифры. Через стекло толщиной в 0,4 см цифры определялись с трудом. Когда поверх цифр положили тонкий листок слюды, определение цифр стало очень затрудненным: «очень стало трудно различать, как-то тупо ощущается». Когда же экспериментатор незаметно от испытуемого снимал пластинку из слюды, то цифра тотчас узнавалась. Таким образом, через прозрачное стекло и слюду определить цифры было труднее, нежели через непрозрачную металлическую пластинку. Это свидетельствовало о том, утверждает А.С.Новомейский, что восприятие у слабовидящего не было основано на фоторецепции.

Влияние перерыва в занятиях на формирование кожно-оптического чувства


При формировании кожно-оптического чувства у слепых и слабовидящих надо учитывать влияние перерыва в упражнениях. Влияние перерыва прежде всего сказывается в угасании ас социативной связи между закрепившимися в опыте кожно-оптическими ощущениями и соответствующими им названиями цветовых тонов. У испытуемых условная связь тактильно-температурных и кинестезических ощущений со словесными обозначениями цвета чаще всего угасала после перерывов в первый период тренировок. В результате испытуемые обстоятельно описывали возникающие в сознании кожные ощущения но цвет бумаги назвать не могли.

Так, например, слепой Василий Б. однажды пришел на занятия с перерывом в девять дней. В результате обнаружилось, чтя тактильно-температурные признаки той или иной цветной поверхности он описывал хорошо, а назвать цвет уже не мог. Еще более показателен случай, который произошел со слабовидящим Геннадием Г. Испытуемый, занятый тренировкой по распознаванию цифр, в течение двух недель не упражнялся в распознавании цветов. И тогда обнаружилось, что кожно-оптические признаки цвета он дифференцировал точно, а названия цветов забыл.

Надо заметить, что отрицательное влияние перерывов в упражнениях сказывается не только в нарушении связи кожно-оптического впечатления с названием цвета, но и в повышении продолжительности определения. Так, например, слепой Василий Б. после семидневного перерыва определял цвета в среднем в два раза дольше того времени, которое ранее ему требовалось.

---

Статья из книги: Зрение вне глаз | Исхаков Р.Л.

Возможно, Вам будет интересно

Похожие новости

Поделитесь своим мнением. Оставьте комментарий

Автору будет приятно узнать обратную связь о своём посте.

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent

Комментариев 0