Почему обучение альтернативному зрению не используется в программах реабилитации слепых?

+ -
0
Почему обучение альтернативному зрению не используется в программах реабилитации слепых?
Врач-психотерапевт Л.М.Либерман поднимает актуальный вопрос реабилитации слепых известными психологическими методами, разработанными отечественными учеными в 1960-е годы, он делится своим опытом, размышляет и предлагает создать новую науку - сенсологию [Либерман Л.М. Почему обуче-ние альтернативному зрению не используется в программах реабилитации слепых? // Сознание и физическая реальность. -М: Фолиум.-Т.б, №4, 2001].

Занимаясь изучением истории вопроса альтернативного зрения, мы столкнулись с интересной особенностью: сколько существует человечество, столько же оно знакомо с особым способом восприятия - альтернативным видением. И это не просто розовая мечта, миф о сверхвозможностях человека, хотя среди обилия информации существуют как сознательные, так и неосознанные фальсификации, мифы и заблуждения на эту тему, но факты, подтверждающие такие возможности человека, невозможно отрицать.

В научных работах 60-х годов, посвященных «кожно-оптическому зрению», сообщаются факты о безусловной возможности обучения зрячих и слепых одной из форм альтернативного восприятия - «кожно-оптическому зрению». Однако при явной возможности такого обучения оно и сегодня не применяется ни в одном государственном учреждении страны. Казалось бы, возможности восприятия без помощи глаз достаточно убедительно многократно демонстрировались специалистами, в том числе и среди слепых, но до сих пор ни одна государственная программа не взяла на вооружение такое или аналогичное обучение! Почему? Казалось бы, любую дополнительную возможность в обучении слепых, позволявшую бы хоть как-то компенсировать основной дефект - невозможность дистанционного бесконтактного восприятия формы и цвета объекта без участия глаза, - трудно переоценить. А проводимые исследователями данные говорят о том, что такое обучение возможно для широкого круга людей, а не только для феноменальных личностей. Но, тем не менее, такое обучение не проводится, почему?

Почему не задействован такой, безусловно, полезный способ развития и адаптации для слепых? А.С.Новомейский, тщательно изучавший кожно-оптическое зрение, работавший со слепыми и получивший хорошие результаты, 40 лет назад задавал себе этот же вопрос: «При исследовании кожно-оптического чувства у незрячих людей обычно возникает законное недоумение, чем объяснить, что в течение столетий слепые и слабовидящие сами не научились распознавать цвета, буквы и цифры кожно-оптическим путем?», - и так отвечал на него, - «Во-первых, кожно-оптические ощущения в процессе познания слиты с тактильными и температурными ощущениями. Слепые не знали, что во время осязания они получают сигналы о признаках цвета. Если бы это им было известно, то они уже давно бы овладели кожно-оптическим каналом познания. Во-вторых, эти ощущения осуществлялись у незрячих на подсознательном уровне. Признаки цвета оставались неосмысленными и не могли быть воспроизведены в дальнейшем».

По мнению Л.М.Либермана, такому не использованию безусловно ценного и жизненно необходимого способа реабилитации, кроме вышеизложенного объяснения Новомейского, есть еще несколько принципиальных причин и заблуждений. Главным заблуждением, прежде всего, является ошибочное ожидание от данного обучения чуда, и не просто чуда, чуда быстрого прозрения, т.е. исцеления.

Кроме того, как мы предполагаем, существует еще ряд существенных причин, которые препятствуют распространению обучения альтернативному зрению. Одна из них - ориентация на быстрый результат, а не на долговременный развивающий процесс. Ожидается, что в результате какого-то курса лечения появится зрение или улучшится имеющееся. При этом учеником не предполагается, что в данном случае имеется в виду не лечение зрения в прямом смысле, а развитие возможностей восприятия, т.е. продолжительный развивающий процесс. Хотя первые навыки могут проявляться уже после нескольких занятий, но эти успехи равносильны обучению первым буквам азбуки, при основной задаче обучения беглому чтению. Такая неверная позиция может привести к разочарованию в методе, так как после одного или несколько месяцев занятий у ученика не наблюдается прогресс в непосредственном предметном зрении.

Безусловно, мы говорим о необычном восприятии, которое представляется чудесной способностью, однако во всех случаях наблюдается очень интересная психологическая особенность заблуждения: чудесная перспектива особого восприятия предполагает и соединяется в сознании больного с ошибочным мнением (заблуждением) о чудесном мгновенном или, по крайней мере, достаточно быстром исцелении и, прежде всего, появлении обычного глазного зрения. Поэтому следующим важным фактором, препятствующим распространению этих знаний у слепых, является неправильная ориентация слепых и слабовидящих учеников на получение в итоге занятий признаков обычного зрения или улучшения имеющегося.

В то время как речь идет, прежде всего, о развитии ощущений самой разнообразной формы. Эти ощущения меняются в зависимости от методики обучения и освоения мысленной трансформации их (ощущений) в зрительные образы различной яркости, в зависимости от наличия зрительного опыта, способностей воображения, способностей концентрации и других индивидуальных свойств психики. Если цель занятий с самого начала не объяснена ученику правильно, то наступает разочарование. Оно-то и является главной причиной, ведущей к апатии, вследствие которой напрочь отвергаются всякие новые попытки развития альтернативного восприятия с помощью новых методик, чтобы защититься от ожидаемого повторного тяжелого разочарования. Поэтому следующей причиной нераспространения этих знаний является желание слепого человека жить по принципу «ничего не менять -лишь бы не было еще хуже», возникновение у него синдрома пассивности, адаптации и устоявшегося динамического стереотипа к жизни в условиях невосприятия. В этом состоянии всякое изменение, связанное с целенаправленной продолжительной работой по развитию новых возможностей восприятия, особенно без четких гарантий со стороны честного учителя, воспринимается как дополнительный стресс, которого слепые люди стараются всячески избежать. Этот стресс значительно возрастает у того человека, который уже совершал аналогичные попытки обучения, но не был предварительно правильно ориентирован, и ожидал, например, появления предметного зрения или быстрого результата.
Никто не возьмется обучать ребенка высшей математике в первом классе, на это потребуется 8-10 лет, и это воспринимается естественно, так же, как никто не будет ожидать исполнения сложного музыкального произведения от начинающего обучаться игре на музыкальном инструменте. На музыкальное образование уходят годы ежедневного многочасового труда у инструмента, и это также воспринимается естественно. Но в случае с обучением альтернативному восприятию, которое, безусловно, является не более легким, чем обучение игре на музыкальном инструменте, большинство желающих обучаться ожидают чуда быстрого излечения вместо ежедневного, кропотливого труда.

Как и в любом развивающем предмете, в обучении альтернативному восприятию приобретенные навыки, постоянно не закрепляемые, снижаются или вовсе утрачиваются. В своей работе А.С.Новомейский отметил: «Влияние перерыва, прежде всего, сказывается в угасании ассоциативной связи между закрепившимися в опыте кожно-оптическими ощущениями и соответствующими им названиями цветовых тонов. Кожно-оптическое чувство развивается постепенно. Значительные интервалы между упражнениями губительно влияют на его формирование. Однако, когда первоначальный этап формирования кожно-оптических ощущений и восприятия завершен, перерывы уже не оказывают отрицательного влияния».

Л.М.Либерман убежден, что результативное обучение должно строиться на регулярной, системной основе. Важными факторами, препятствующими распространению данных знаний, являются:
  • отсутствие единой методики обучения, понятной, легкодоступной в понимании и освоении, и системной программы обучения, рассчитанной на многолетний регулярный учебный процесс. Отсутствие программ, рассчитанных на постоянный обучающий процесс (а не на различной степени интенсивности и продолжительности циклы обучения);
  • предлагаемые концепции объяснения механизма восприятия без глаз в большинстве своем связаны с мистическими и поэтому пугающими толкованиями. Отсутствует какое-либо ясное научное объяснение механизма данной возможности;
  • несоответствие предлагаемых форм обучения возможностям восприятия больных и их родственников. Обучение воспринимается как обращение к непонятным, а, значит, сверхъестественным и поэтому злым силам, что противоречит промыслу Бога;
  • пугающая непонятность и необычность процесса обучения, как и самой возможности «видения» без глаз, вызывает опасения и боязнь вредных последствий.


Именно в этой связи вытекает следующая причина нераспространения альтернативного зрения среди слепых:
  • желание получить и невозможность получения четких гарантий безвредности данного обучения не только на время обучения, но и через 10-20 лет после него. При любом честном под ходе очевидна невозможность четких гарантий, особенно в та кой неточной науке, как медицина. Ведь спустя длительное время любое непонятное расстройство здоровья всегда можно связать с прежним необычным обучением. А отсюда вытекает следующая причина:
  • синдром неосознанного «напряжения и негативного притяжения», присутствующий в процессе занятий у многих родите лей и учеников в связи с вышеперечисленными факторами. Этот синдром проявляется в том, что в результате недоверия и неосознанного напряжения в ожидании опасных влияний процесса занятий, любое отклонение в здоровье ученика в период занятий или после них, может связываться с «вредными последствиями напряженной работы мозга».


Известно, что человек чаще всего в любых негативных событиях, происходящих с ним, ищет, прежде всего, причины непонятного характера, которые он не может объяснить и с которыми раньше не соприкасался. В данном случае он ищет причину болезни не в уже известных ему факторах, а в новых, ему не понятных. Таким образом в средние века десятки тысяч невиновных «ведьм и колдунов» оказались на костре.

Существуют и другие причины:
  • информация об альтернативном зрении, которую получает слепой человек, чаще всего связана с сенсационными сообщениями в прессе и поэтому воспринимается как явление из ряда вон выходящее;
  • неготовность науки и общества к объяснению и принятию данной способности человека как таковой, а тем более развиваемой искусственно; абсолютное отсутствие стереотипа мышления в общественном сознании, допускающее саму возможность восприятия без глаз; - нежелание слепых или их родных выходить за границы традиционных воззрений из-за приятия слепоты как неизбежности судьбы или кармы.


Таким образом, существует порочная зависимость: отсутствие доступной и понятной методики и, главное, правильных ориентиров в задачах и целях обучения, ведет к разочарованию в попытках развития альтернативного восприятия, а это разочарование вызывает состояние апатии и пассивности у слепых и их близких, которые реагируют только на заведомо коммерческие сенсационные рекламные обещания быстрого прозрения (например, с помощью операций у филиппинских хилеров).

Отдельно остановимся еще на одной причине, по которой не распространяются новые знания. Имея относительно низкий уровень космического сознания, человечество на земле не готово к получению этих знаний в массовом объеме и на регулярной основе. Пока люди не научились жить в мире без границ, жить, не убивая друг друга и других живых существ, любые знания в этой области немедленно будут направлены на вооружение, и сила этого оружия будет несравнимо больше силы ядерного оружия, так как она будет действовать мгновенно и глобально. Овладей мы такими возможностями сейчас, степень угрозы самоуничтожения человечества была бы очень высока.

Для освоения этих знаний нужны не только высокое развитие науки и техники, но и еще более высокое развитие нравственности, духовности и гуманизма человечества. В освоении этих качеств (не в единичных, а в массовых масштабах) мы также находимся только в самом начале пути.
Для приближения этого момента и мы можем, пусть пока на элементарном уровне, доводить эти знания хотя бы до самых нуждающихся в них, в частности, до больных детей. Существующие государственные программы в специальных учреждениях для слепых развивают ребенка комплексно: математика развивает логическое мышление, русский язык - грамотность, лепка и рисование - тактильные ощущения, музыка -слух, физическая культура - ловкость, силу, двигательную активность и т.д., а вместе эти предметы развивают адаптацию слепого ребенка к окружающей среде, помогают ему лучше воспринимать мир. Но развитие каждой способности больного достигается и через общее развитие.

Если математика - это гимнастика ума, физкультура - гимнастика тела, занятия музыкой - гимнастика духовных чувств и слуха, то почему нет гимнастики ощущений и чувствований, особенно у слепого ребенка? На основании своих опытных данных Л.М.Либерман говорит о возможности обучения сенсорно-зрительному восприятию у детей даже с врожденной тотальной слепотой.

Приведем примеры. Ребенок Д.К., 11 лет, с диагнозом двусторонняя полная атрофия зрительного нерва, т.е. с полной врожденной слепотой, без светоощущения. После непродолжительного курса обучения, находясь в двух светонепроницаемых масках, из шести предъявлений 4-х видов листов цветной бумаги (красной, желтой, белой, синей) смог правильно назвать все шесть. При этом он, никогда не видевший эти цвета, испытывал большие затруднения в объяснении того, почему он правильно называет цвета, определял их по совокупности очень тонких специфических ощущений, воспринимал белый цвет как «гладкий и холодный, как снег», желтый - как «лист дерева», красный - «теплый лист», синий - «темный».

Ребенок Г.С, 11 лет, с приобретенной тотальной слепотой без светоощущения, после двух занятий при определении 3-х цветов в случайной последовательности предъявления смог из 11 попыток верно назвать 8.

Девочка Т.М., 14 лет, с тотальной врожденной слепотой без светоощущения, из 11 попыток определения двух контрастных цветов красного и белого в случайном предъявлении, находясь в маске, смогла правильно назвать цвета во всех случаях. При этом она определяла разницу в цвете по контрасту, воспринимая красный как темный, а белый как светлый.

Характерно, что у всех детей имеются записи в историях болезни: «Лечение бесперспективно!». Л.М.Либерман признается, что безусловно он не может говорить о восстановлении у этих детей предметного глазного зрения, но как форма развития и помощи в реабилитации детей, развитие таких дополнительных возможностей восприятия при регулярных системных занятиях могло бы помочь им в лучшей адаптации в окружающем мире.

На сегодняшний день в существующей образовательной системе для слепых нет обучающей дисциплины, которая развивала бы сенсорные возможности детей целенаправленно! Нет предмета, который позволял бы компенсировать главный дефект слепого - невозможность дистанционного восприятия свойств и качеств предметов, не прикоснувшись к ним, не услышав их движений. А только основываясь на тех (сверхслабых, подпороговых) ощущениях, которые всегда возникают при восприятии предметов и явлений окружающего мира.

Этой дисциплиной могла бы стать «Сенсология» - новая наука о развитии сенсорных возможностей человека, реабилитации и изучении механизмов получения и передачи сенсорной информации. Эта наука появится обязательно, основываясь на извечном стремлении человека к развитию своих сенсорных возможностей и желанием быстро получать больше и качественной информации.

В практическом применении это мог бы быть реабилитационно-развивающий предмет, обучающий слепых и слабовидящих людей овладевать навыками дистанционного восприятия внешних и внутренних признаков предметов и явлений, а также людей с нормальным зрением, желающих развивать данную способность. Постепенно, переходя из одного класса в другой, наряду с обычным обучением, шаг за шагом, от простого навыка к более сложному, ученик мог бы осваивать одно сенсорное ощущение за другим по принципу «функция рождает навык». Естественно, одни бы обучались быстрее, другие - медленнее, третьи могли бы достигнуть необычных высот восприятия в силу природного таланта, и во всех случаях огромные потенциальные возможности детей не остались бы навсегда погребенными под грузом обычных житейских проблем, имели бы шансы получить свое развитие, могли бы стать помощью для них и для всех нас в познании внешнего и внутреннего миров.

Л.М.Либерман убежден, что навык сенсорного восприятия должен развиваться и поддерживаться на основе регулярных простых и доступных занятий в школах для слепых. Пока не существует государственной организованной программы введения данной дисциплины как официального предмета, которая была бы прогрессивно развивающей и доступной для каждого возраста и каждого класса школы для слепых, все эпизодические занятия, даже с высокими навыками дифференцирования, останутся лишь показательными выступлениями эпатажного [скандального - Р.И.] характера.

---

Статья из книги: Зрение вне глаз | Исхаков Р.Л.

Возможно, Вам будет интересно

Похожие новости

Поделитесь своим мнением. Оставьте комментарий

Автору будет приятно узнать обратную связь о своём посте.

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent

Комментариев 0