Аномальный зрительно-двигательный стереотип в угнетении физического развития школьников

+ -
0
Аномальный зрительно-двигательный стереотип в угнетении физического развития школьников

Имеющиеся взгляд на вредную привычку детей - низко склоняться при чтении - письме



В процессе работы с учащимися замечено, что в подавляющем большинстве случаев при чтении — письме грубо нарушаются гигиенические правила, предъявляемые к положению головы и корпуса. Это проявлялось в том, что большая часть школьников сидят в неестественно вынужденной позе, ссутулившись и низко склоняясь над столом. Нельзя было не обратить внимания на то, что в этих условиях у них мышцы шеи, верхнего плечевого пояса и рук находились в чрезмерно напряженном состоянии, а пальцы, теряя гибкость, буквально судорожно сжимали кончик ручки (карандаша). Если детей попросить сесть прямо — они примут правильную позу. Но, как только они вновь приступают к письму, правильная поза тотчас же расстраивается и дети вновь начинают сутулиться и все ниже склоняться над столом. Замечено, что чем более тонкие манипуляции предлагались детям и чем с большим увлечением они их выполняли, тем ниже над столом они склонялись. Можно было предположить, что продолжительное пребывание детей в такой аномальной напряженной позе могло весьма неблагоприятно сказаться на развитии и состоянии их здоровья.

Анализ имеющихся работ по школьной гигиене позволяет констатировать, что многие специалисты обращали внимание на то, что дети при чтении—письме находятся в неестественной позе.

«Ни один ученик, — пишет Е.В. Гурьянов, — выполняя упражнение, к концу первой строки не сохранял первоначально принятой позы. Изменялось положение и головы, и корпуса, и рук, и ног. Особенно резкими в связи с продвижениями вдоль строки были нарушения положения рук, хотя дети с увлечением выполняли задание и не обнаружили признаков рассеянности или утомления».


Автор обратил внимание, что многие ученики сами замечали свое неправильное положение и даже пытались его поправить, но что-то мешало им сделать это и упорно заставляло их склоняться все ниже и ниже.

В.Ф. Старостин, анализируя позу учащихся 3—4-х классов в процессе письма, обнаружил, что 63,8% детей сокращали дистанцию до тетради менее чем на 20 см. Первую попытку выяснить причину, почему дети не могут сидеть прямо в процессе письма, предпринял Farner. В результате наблюдения он пришел к выводу, что пребывание детей в позе с низко склоненной над столом головой связано с проявлением тяжести головы. Пусковым моментом нарушения нормальной позы детей, по его мнению, является вытягивание головы вперед и влево. В этих условиях, считает автор,

«... достаточно малого наклона головы для того, чтобы центр тяжести переместился кпереди от передней поверхности позвоночника».


Состояние рабочей позы детей при письме

Состояние рабочей позы детей при письме.


Ф. Эрисман основную причину неправильного положения детей при чтении — письме связывал с нарушением гигиенических требований, предъявляемых к партам. В последующем укоренилось мнение, что низкое склонение ученика над столом есть следствие недостаточной освещенности рабочего места. Начиная с работ Г. Кона, в литературе часто встречается высказывание, что чрезмерное склонение детей над партой есть результат их «дурной» привычки. В.Ф. Старостин данное явление объяснял функциональной и анатомической слабостью мышечного анализатора и недостаточной связью двигательного анализатора со зрительным.

Попытку рефлекторного толкования аномальной рабочей позы учащихся предпринял G. Hofling. Ее возникновение он связывал с повсеместной заменой парт с наклонной рабочей поверхностью на столы с горизонтальной поверхностью. Возникающее в этих условиях перспективное искажение букв дети как раз и стремятся нейтрализовать склонением головы.

Анализ приведенных сведений показывает, что они не дают ответов на следующие вопросы: является ли анализируемая неестественная поза детей при чтении — письме результатом их утомления? Какое физиологическое содержание имеет понятие «дурная» привычка? Имеет ли она свои специфические механизмы формирования, и в какой степени стабильна? Как проявляется она у детей в различных возрастных периодах, а также принадлежащих к различным этническим группам? Каковы, наконец, отдаленные последствия систематического пребывания детей в такой неестественной позе, отражающиеся на их физическом и функциональном развитии, в том числе и на зрительной системе? Приведем данные исследования сотрудников отдела физиолого-клинических особенностей развития сенсорных систем, Института медицинских проблем Севера СО АМН СССР, которые в некоторой степени отвечают на ряд поставленных вопросов.

Закономерности проявления аномальной рабочей позы школьников в различных этнических группах и экологических условиях



Обследовано 1567 школьников 1 — 10-х классов (в том числе группа детей коренных народностей Севера), проживающих в средних широтах и на Крайнем Севере Центральной Сибири. В качестве стандартной зрительной нагрузки использовали 30-45-минутное вычеркивание колец Ландольта заданного направления из корректурных таблиц. Периодически, не прерывая зрительный труд обследуемого, с помощью линейки измерялось расстояние от лба до объекта зрительной фиксации. Для выяснения особенностей режима жизни проводилось анкетирование.

Установлено, что в условиях стандартной зрительной нагрузки 78,2% учащихся начальных классов, проживающих в крупных индустриальных городах Сибири, устойчиво склоняются над объектом пристального зрительного внимания на недопустимо малую дистанцию (менее 20 см). Причем данная поза оказалась чрезвычайно устойчивой во времени. В частности, у 78—80% детей колебание зрительной рабочей дистанции в течение урока было в пределах всего 1—5 см.

Анализ отмеченной аномалии у школьников, проживающих в различных экологических регионах, а также принадлежащих к различным этническим группам, показал, что в наибольшей степени она выражена и носит наиболее распространенный харак тер среди детей, проживающих в северном регионе и особенно среди коренных народностей Севера, Установлено, что степень и частота встречаемости склонения детей над книгой (тетрадью) имеет четкую возрастную обусловленность. В частности, в большей степени и более массово она встречается у детей начальных классов.

При анализе степени выраженности аномальной рабочей позы среди школьников, приступивших к учебе в различные возрастные периоды, выявлено, что среди третьеклассников, начавших обучение с 7 лет, она встретилась в 2,2 раза чаще по сравнению со школьниками, начавшими учебу с 8 лет (64,3% против 29,0%).

Возрастная динамика зрительно-рабочей дистанции среди различных групп учащихся


Частота встречаемости детей из различных регионов Сибири с ЗРД 20 см и менее, %


Следует особо подчеркнуть, что срок поступления детей в школу оказал принципиальное влияние на степень выраженности данной аномалии и на более поздних этапах школьного обучения. В частности, среди учащихся 7-х классов, приступивших к школьным занятиям с 7 лет, наиболее выраженные степени низкого склонения (менее 15 см) определены у 25%, в то время как среди другой группы одноклассников, начавших учебу на год позже, таковых практически не встретилось. Следует особо подчеркнуть, что в наибольшей степени склонялись дети, приступившие к школьным занятиям с 6-летнего возраста.

Приведенные данные указывают, что мы имеем дело с чрезвычайно устойчивым во времени специфическим зрительно-двигательным навыком, тесно связанным с обучением и систематическими зрительными нагрузками в режиме ближнего зрения. Изучение аномальной рабочей позы приобретает особую актуальность в связи с более ранним началом и ускорением школьного обучения.

Установлено, что состояние остроты зрения не явилось фактором, определяющим ту или иную ЗРД. В частности, среди детей с высокой остротой зрения ЗРД варьировала в большей степени по сравнению с детьми с более низкими показателями остроты зрения. У учащихся начальных классов, имеющих наиболее высокие показатели остроты зрения ЗРД оказалась наименьшей.

Таким образом, аномальная рабочая поза при чтении-письме проявляется у школьников с первых минут занятий и является чрезвычайно устойчивой на протяжении как отдельного урока, так и всего учебного года. В наибольшей степени она выражена и чаще всего встречается среди учащихся начальных классов, а наиболее массово и наиболее интенсивно склоняются дети, проживающие в северном регионе, и особенно коренные народности Севера. Принципиальное влияние на степень и массовость проявления данной аномалии оказал возраст, с которого дети приступили к школьному обучению и к систематическим зрительным нагрузкам. Эти данные дают основание считать, что состояние зрительной рабочей дистанции целесообразно использовать в качестве одного из наиболее важных показателей оценки «школьной» зрелости детей.

Влияние аномальной рабочей позы на физическое развитие школьников



Фундаментальным исследованием по изучению рефлексов позы на организм является труд Р. Магнуса «Установка тела». Для нас представляют интерес следующие его выводы.

«При изучении рефлексов позы выяснилось, что главное влияние на распределение напряжения в мускулатуре тела происходит от головы... Каждому положению тела соответствует определенное распределение возбудимости и наиболее легко доступных путей в центральной нервной системе. Тело само настраивает правильным образом свой центральный орган».


А. Пейпер также подчеркивал, что именно от головы начинаются цепные рефлексы, определяющие установку шеи, туловища, рук, таза и ног, благодаря чему сохраняется равновесие. Известны и многочисленные шейно-тонические рефлексы на глаза у новорожденных детей (Барани, Бартельса, Вилли и др.).

К сожалению, влияние окуло- и шейно-тонических рефлексов, возникающих у детей в условиях продолжительного пребывания в позе с низко склоненной головой, на функциональные системы организма и особенно их долгосрочное развитие практически не изучалось. В связи с этим у группы детей 10—11 лет было проверено влияние положения головы на состояние эндогенных вегетативных ритмов. Показатели оценивались в исходном состоянии с прямым положением головы, а также спустя 3 и 10 мин после ее склонения (на 15—20°).

Анализ полученных данных убеждает нас в том, что состояние позы детей в процессе работы принципиальным образом сказывается на вегетативных эндогенных ритмах. В частности, напряженная поза со склоненной головой способствует перестройке кардиоритма и гемодинамики по ваготоническому типу. Уменьшение же индекса напряжения (с 123 до 42 усл. ед.; Р<0,01) указывает на понижение центрального управления сердечным ритмом.
Такая перестройка центральных механизмов регуляции не могла не сказаться и на гемодинамических характеристиках и функциональном состоянии зрительной системы. В частности, реографический коэффициент у детей за это время снизился с 4,5 до 3,9 отн. ед. (Р<0,01), а показатель устойчивости аккомодации — с 0,83 до 0,71 (Р<0,01).

Общие гемодинамические показатели при различных положениях головы.


Для изучения отдаленных последствий систематического пребывания детей в позе с низко склоненной головой (ПНСГ) осуществлено трехлетнее динамическое наблюдение за 100 школьниками (50 детей из Дудинки и 50— из Красноярска). В исследовании применен широкий набор методов оценки физического развития, функционального состояния центральной и вегетативной нервных систем, а также зрительного анализатора. Показатели снимались на протяжении трехлетнего периода обучения вначале и конце учебного года и затем анализировались в зависимости от степени выраженности и стабильности ПНСГ. В зависимости от динамики ПНСГ были составлены следующие группы: а) дети, у которых на протяжении всего периода наблюдения ЗРД была в пределах 20 см и менее; б) дети, у которых ЗРД превышала 20 см; в) дети с неустойчивой ЗРД.

Следует отметить, что среди учащихся начальных классов ничтожно мало оказалось таких, которые в условиях стандартной зрительной нагрузки поддерживали бы оптимальную ЗРД: 2,3% в северном регионе и 4,7% — в центральном. И лишь спустя 3 года школьного обучения удельный вес таких детей возрос до 6% в северном регионе и до 22% —в центральном. Исходные показатели физического, в том числе и функционального развития детей между сравниваемыми группами достоверно не отличались.

Вариационное распределение кардиоинтервалов


Через 3 года наблюдений выяснилось, что школьники, которые при чтении — письме склонялись в наибольшей степени, имели и более низкие показатели физического развития. В частности, рост у таких детей был на 4 см, а масса тела — на 5,8 кг меньше по сравнению с детьми, имевшими менее выраженную степень склонения головы. Теснота корреляционной связи этих показателей с характеристикой позы оказалась довольно высокой (для роста— 0,88, для массы тела — 0,87). И чем больше была разница ЗРД, тем в большей степени дети различались по параметрам физического развития. Особую тревогу вызывает тот факт, что среди детей первой группы нарушения осанки зарегистрированы в 2 раза чаще.

Последующее наблюдение за детьми показало, что многие из них могут не только догонять своих сверстников по росту, но и даже обгонять их. Следовательно, здесь речь идет не о простом угнетении ростовых процессов, а о глубоком воздействии на их естественную стадийность и фазность.

О том, что именно аномальная доминантная поза явилась первичным фактором по отношению к формированию астенического конституционального «профиля» учащихся, указывает тот факт, что достоверного влияния исходных показателей физического развития (рост, масса тела) на последующее формирование позы не установлено.

Среди детей, имевших более выраженные степени проявления аномальной рабочей позы, чаще определялись отклонения в центральной и вегетативной нервных системах. В частности, а реактивные и парадоксальные реакции на пробу Даньини — Ашнера среди таких детей встретились в 47% случаев, тогда как у детей с менее выраженным склонением головы—в 35%. Корреляционный анализ выявил высокую тесноту связи между ПНСГ, нарушениями вегетативного баланса и УФВ ЦНС (г = 0,7). Причем понижение УФВ центральной и вегетативной нервных систем также было прямо пропорционально степени выраженности ПНСГ. Например, у детей с наиболее выраженными ее проявлениями (ЗРД менее 15 см) в 2 раза чаще встретились дистонические реакции вегетативной нервной системы (40% против 18%). Кроме того, у них был более низким и УФВ ЦНС (1,4 ± 0,2 усл. ед. против 1,9 ± 0,5 усл. ед.; Р<0,05).

У детей с более выраженной ПНСГ значительно ниже оказались и такие показатели функционального состояния центральной и вегетативной нервных систем, как ЛПЗМР (362 ± 18 мс против 337 ± 16 мс; Р<0,05), порог световой чувствительности (48±5 с против 33±6 с; Р<0,05), скорость и объем переработки зрительной информации (0,39 + 0,02 усл. ед. против 0,45+0,01 усл. ед.).

Состояние артериального давления и кардиоритма у школьников при возрастании (I) или сокращении (2), зрительно-рабочей дистанции в процессе учебы.


Явную обусловленность функционального состояния детей от динамики ЗРД проявила и сердечно-сосудистая система. В частности, среди детей с сокращением в процессе учебы ЗРД на более низком уровне было как систолическое, так и диастолическое артериальное давление (при возрастании пульсового). Обращает на себя внимание, что на пробу Даньини — Ашнера реакция урежения пульса у детей, сокращавших в процессе учебы ЗРД, была существенно более выраженной, что еще раз свидетельствует о возрастании ваготонической установки таких детей.
Как отмечалось, выраженность ПНСГ была обратно пропорциональна возрасту и предшествовала возникающим отклонениям в развитии зрения. На последующих же этапах школьного обучения стала обнаруживаться явная обусловленность частоты возникновения нарушений зрения степенью выраженности данной функциональной аномалии. В этих условиях школьная близорукость раньше и чаще возникала у детей, среди которых на протяжении предшествующих лет проявления аномальной рабочей позы были более стабильны и более выражены. В частности, процесс миопизации глаз среди них возникал в 2 раза чаще по сравнению с детьми, имевшими менее выраженную аномалию низкого склонения (41% против 21,7%). Следует особо подчеркнуть, что у детей с аномальной доминантной позой чаще встречались и проявления вторичного ослабления функции аккомодации (58,8% против 30,4%; P<0,05). Более того, среди таких детей миопизапия глаз, как правило, сочеталась с нарушениями осанки.

Показатели зрения у детей в зависимости от ЗРД


Установлено, что ПНСГ существенно повлияла и на формирование того или иного уровня здоровья детей. Так, среди детей с наиболее выраженной степенью склонения головы встречаемость часто болеющих (3—5 раз в год и чаше) оказалась в 2 раза выше (28,6 против 14,3%: Р<0,05). В свою очередь, у часто болеющих детей данная аномалия была выражена, как правило, в большей степени. В процессе учебы у таких детей не только не определялась тенденция к нормализации посадки (как это наблюдалось у детей с меньшей частотой заболеваемости), а наоборот, ПНСГ даже усиливалась.

Соответственно у таких детей значительно чаще наблюдались отклонения в функциональном состоянии центральной и вегетативной нервных систем, а также функций зрения. Таким образом, здесь возникает порочный круг: у часто болеющих детей чаще и в большей степени встречается ПНСГ. Последняя, в свою очередь, способствует возрастанию частоты заболеваний.

Ниже приведем несколько типичных примеров динамики показателей физического развития, в том числе и зрительного анализатора у детей с различной степенью выраженности ПНСГ за 3-летний период наблюдения. УСЛ, склонение головы было выражено в минимальной степени, а у К.О.— в максимальной. При этом у С.Л. за 3-летний период наблюдения прирост составил 16 см, а прибавка в массе тела 19 кг, в то время как у К.О.— соответственно 15 см и 13 кг. У С.Л. за это время отмечен достоверный прирост УФВ ЦНС (от 1,3 до 1,7 усл. ед.) на фоне высокого и относительно стабильного уровня симпатикотонуса (38—51 усл. ед.).

Систематическое пребывание в аномальной позе у К.О. сопровождалось понижением УФВ ЦНС (от 2,0 до 1,7 усл. ед.) и снижением симпатикотонуса ВНС (с 45 до 22 усл. ед.; Р<0,05). На фоне устойчивой и выраженной ПНСГ, а также отрицательных сдвигов в функциональном состоянии центральной и вегетативной нервных систем у К.О. наблюдалось устойчивое понижение функций как ближнего, так и дальнего зрения с возникновением в последующем истинной близорукости и нарушения осанки. Напротив, у С.Л. функциональное состояние зрительного анализатора устойчиво развивалось, а также сохранялась правильная осанка.

Динамика некоторых показателей физического развития, а также центральной и вегетативной нервных систем у школьников с более (1) или менее (2) выраженной аномалией к склонению головы в процессе учебы.


Полученные сведения дают основание сделать вывод, согласно которому систематическое пребывание детей в процессе учебно-познавательной деятельности в аномальной доминантной позе является одним из этиологических факторов, способствующих формированию широко распространенного астенического конституционального «профиля» детей и подростков, для которых характерны нарушение осанки и близорукость.

Содержание и механизм формирования аномальной рабочей позы школьников



Приведенные выше данные дают основание считать, что раскрытие механизма формирования и закрепления аномальной рабочей позы школьников, а также эффективные методы своевременного ее предупреждения могут оказаться реальной основой повышения уровня физического развития и здоровья подрастающего поколения. Учитывая, что мы имеем дело прежде всего с уровнем зрелости координаторной сферы ребенка, анализ истоков, способствующих формированию аномальной установки тела, целесообразно вести, в первую очередь, с позиций возрастной физиологии и уровня зрелости моторного творчества ребенка.

Известно, что моториум младенца первоначально почти никаких целенаправленных двигательных задач решать не может. Последнее связано с тем, что изначально, как отмечал И.М. Сеченов, мышечное чувство неспособно анализировать свои ощущения в пространстве [159]. Это объясняется тем, что низкий и самый древний в иерархии филогенеза уровень построения движений обеспечивается слепыми разрядами энергии и возникающими в этих условиях генерализованными возбуждениями в рамках закона «все или ничего». Вот почему движения у новорожденных — это прежде всего иррадиированные и беспорядочные синкинезии и гиперкинетические взрывы, в которых участвуют практически все мышцы конечностей, туловища, лица, шеи и т.д. В этих условиях формирование все более точных двигательных программ базируется на всестороннем воспитании органов чувств.

«Нет сомнения, — писал И.М. Сеченов,— что полная зависимость ребенка от этих инстинктивных стремлений и придает детству особенно подвижный характер: ребенок постоянно перебегает от упражнения одного нерва к другому. В этом же, конечно, заключается и задаток всестороннего воспитания органов чувств и движений».


Один из видных специалистов по теории произвольных движений Н.А. Берштейн пишет, что в самом же начале освоения движения новичок подходит к разрешению этой задачи следующим образом:

«...он фиксирует все суставы движущегося органа путем одновременного напряжения всех антагонистов и тем самым заранее и с запасом выводит из строя все степени свободы, оставляя одну — две, непосредственно необходимые для данной фазы движения. Это движение становится скованным, неловким, так как вследствие иррадиации применяемого субъектом разлитого напряжения напрягаются также и многие мышцы, не имеющие никакого отношения к выполняемому движению: поза и мимика становятся скованными, дыхание задерживается и т.п.»: «В процессе же развития,— продолжает автор,— каждая более новая координационная система, обогащающая животный вид рядом новых движений и обозначаемая нами как очередной уровень построения движений, вносит в обиход центральной нервной системы животного, прежде всего новый класс сенсорных коррекций».


Т.А. Аджимолаев и В.П. Праздников полагают, что процесс формирования локомоторных способностей в раннем постнатальном периоде находится под непосредственным влиянием гравитационного поля Земли.

В настоящее время имеются все основания считать, что исходной установкой в развитии ребенка является овладение им способностью анализировать свои движения во времени и пространстве, т.е. произвольно управлять своими мышечными усилиями. И достигается это через настойчивые и продолжительные тренировки двигательных актов и «наведение» на них управляемых усилий сенсорных коррекций. В конечном счете, такие тренировки ориентированы на выработку энергетически экономных режимов при выполнении тех или иных осознанных актов координаторной деятельности. Итогом же таких тренировок является совершенствование способности вычленять из совокупностей деятельность все более отдельных групп мышц. В свою очередь, такая способность как раз и дает возможность постепенно овладеть новым, сугубо человеческим качеством — искусством группировать непроизвольно протекающие импульсивные движения в принципиально новые, прочувствованные, т.е. осознанные чувством пространственно-временные ряды и пропорции. Стимулом же к такому совершенствованию служит

«...инстинктивное стремление ребенка подражать видимому и слышимому, средством же — изощряемость ощущений от частоты повторения».


Безусловно, продолжительным был путь развития в филогенезе от слепых импульсных разрядов до первично осознанного произвольного движения. Этот же путь, но в ином биологическом времяисчислении, и должен пройти ребенок в онтогенезе.

Приведенный анализ дает основание полагать, что именно в ответ на новые информационно-двигательные программы, не соответствующие степени зрелости механизмов сенсорных коррекций, организм, и вынужден прибегать к помощи предшествующих уровней построения движений, а, следовательно, энергетически не экономных.

В моторном творчестве зрячего человека схему пространственных координат для двигательного анализатора, и особенно руки, программирует зрительный анализатор, поэтому он и оказался в эпицентре формирования и поддержания напряженности школьников в процессе их учебно-познавательной деятельности, В этих условиях их напряженность — это стратегия зрительно-двигательного поиска этапа пространственной мышечно-координаторной неопределенности.

Анализируя такие работы И.М. Сеченова, как «Рефлексы головного мозга», «О предметном мышлении с физиологической точки зрения», «Участие нервной системы в рабочих движениях человека» и др., можно прийти к выводу, что мы имеем дело не просто с общей мышечной напряженностью, но и с психической. Последнее обусловлено тем, что, как отмечал И.М. Сеченов, любой психический процесс — это, прежде всего синтетический психомоторный акт, отражающий диалектику развития взаимоотношений волевого психического усилия и мышечного напряжения. В этих условиях

«...Все бесконечное разнообразие внешних проявлений мозговой деятельности сводится окончательно к одному лишь явлению— мышечному движению».


Вот почему искусство управлять движениями — это, прежде всего искусство управлять своими волевыми усилиями. В этих условиях искусство выполнения двигательных программ — это явление и моторное, и психическое. И первая ступень этого чрезвычайно сложного и длительного пути начинается с импульсных напряжений и соответственно повышенных энергетических затрат. Вот почему, как подметил еще И.М. Сеченов,

«Кто видал начинающих учиться на фортепиано, тот знает, каких усилий стоит им выделение гамм. Бедняга помогает своим пальцам и головой, и ртом, и всем туловищем».


В целом приведенные сведения переводят проблему чрезмерной напряженности детей в процессе учебно-познавательной деятельности, в том числе и их низкого склонения над книгой — тетрадью, из гигиенической проблемы в плоскость наиболее фундаментальных проблем развития и психофизиологии человека.

Замечено, что, несмотря на значительную устойчивость аномальной доминантной позы все же степень ее выраженности достоверно уменьшалась после летнего каникулярного периода (несмотря на, казалось бы, некоторую потерю навыков чтения и письма;). Наиболее же существенным моментом, отличающим каникулярный период от учебного, является расширение в режиме дня детей общей двигательной и зрительной активности в пространстве. Можно предполагать, что в процессе развития детей именно такой зрительно-двигательный стереотип способствует наиболее эффективному синтезу зрительного и мышечного чувств, являясь вместе с этим мощным фактором активизации общего, в том числе мышечно-координаторного чувства.

Состояние зрительно-рабочей дистанции в различных группах детей в течение учебного года.


Для подтверждения данной гипотезы мы проанализировали, в какой степени различная плотность общей двигательной и зрительной активности детей в пространстве могла сказываться на состоянии зрительно-координаторного чувства, оцениваемого через анализ позы в процессе выполнения такого тонкокоординаторного процесса, как письмо. Установлено, что в центральном регионе в весенний период пребывание учащихся на открытом пространстве составило 20,2+1,1 ч в неделю, в северном регионе — 16,0+0,9 ч. Наименьшая же продолжительность пребывания на открытом пространстве наблюдалась у детей коренных народностей из школы-интерната Дудинки — всего 8,2+0,5 ч. В процессе выполнения тонких зрительно-ручных манипуляций наименьшая зрительно-рабочая дистанция, а следовательно, наибольшее склонение детей над книгой — тетрадью определена у детей — представителей коренных народностей Севера (13,5 см). И наоборот, наибольшая ЗРД отмечалась у детей из центральной зоны (19,0 см). Промежуточное положение занимали дети-северяне из семей пришлого населения (17,5 см).

Среди данных групп учащихся вновь подтверждается ранее установленная закономерность: степень выраженности разнообразных функциональных расстройств зависит от степени выраженности аномальной позы и напряженности детей в процессе учебно-познавательной деятельности. В частности, дистонический тип реакций сердечно-сосудистой системы у школьников с наиболее выраженной аномалией склонения встретился примерно в 2 раза чаще по сравнению с детьми, у которых данная аномалия проявлялась в меньшей степени (27,3% против 14,2%). Все это не могло не сказаться и на функциональном состоянии зрительной системы. В частности, среди учащихся с наиболее выраженной аномалией низкого склонения отмечалась наименьшая выносливость зрительной системы к функциональным нагрузкам в режиме ближнего зрения и, наоборот, при меньшей степени выраженности данной аномалии определялся наиболее высокий уровень ее функциональных возможностей (рис. 26). Кроме того, у детей с большей степенью выраженности аномальной рабочей позы про явления слабости аккомодации и ее остаточного напряжения к концу учебного года встретились более чем в 2 раза чаще по сравнению с детьми, у которых данная аномалия была менее выражена (58,0% против 25,0%).

Состояние эргометрии у школьников с различной реактивностью вегетативной нервной системы


Необходимо подчеркнуть, что на степень выраженности аномальной рабочей позы учащихся особое влияние оказали нерегламентированные зрительные нагрузки (музыкальные занятия, игра в шахматы, чтение, рисование и т. д.). В частности, среди северян, имевших указанные дополнительные нагрузки, удельный вес детей с наиболее выраженной аномальной позой (ЗРД менее 15 см) к концу учебного года увеличился с 54,5 до 63,6%, в то время как без них наблюдалась даже тенденция к снижению доли таких детей (с 58,7 до 46,20%).

В целом на основании полученных данных сделано заключение, согласно которому между зрительной и общей двигательной активностью детей в пространстве, с одной стороны, и состоянием зрительной рабочей дистанции — с другой, просматривается явная причинно-следственная связь. Это, в свою очередь, указывает на то, что поиск этиологических истоков формирования у детей напряженной низко склоненной рабочей позы целесообразно вести как в направлении анализа механизмов активации общей мышечно-координаторной системы, содействующей функционированию зрительной системы, так и в направлении анализа закладывающихся в онтогенезе функциональных взаимоотношений между зрительным и двигательным анализаторами, на базе которых формируется моторное творчество ребенка.

На рисунке представлены непроизвольные микродвижения глаз у 6-летнего мальчика при различных уровнях функциональной активации организма, в том числе активации мышечного чувства: после сна, ходьбы, дозированной ритмичной физической нагрузки (велоэргометр), а также после напряженной зрительной нагрузки в режиме ближнего зрения (45-минутное рисо-вание). Анализ этих данных позволяет выявить следующее.

После пробуждения ото сна эндогенный биоритм микродвижений глаз становится разночастотным с примерно одинаковым распределением в нем как высоких, так и низких частот. После ритмичных физических усилий и особенно после ходьбы начинает преобладать уже правильный и более низкочастотный ритм. И наоборот, после продолжительной зрительной нагрузки в позе сидя, т.е. на фоне выключения общей мышечно-координаторной сферы, периодичность организаций микродвижений глаз нарушается и в них начинают преобладать стохастические высокочастотные колебания («дрожания») глаз. Наиболее же важным здесь оказалось то, что при стандартной зрительной нагрузке проявление аномалии низкого склонения было наиболее выраженным при режиме г (см. рис. 27), наименее — при режимах б и в. Зрительная рабочая дистанция составила соответственно 15, 19 и 20 см.

Полученные данные дают основание сделать следующее обобщение. Состояние зрительно-ручной координации определяется уровнем интеграции мышечного чувства органа зрения и руки.

Состояние микродвигательного ритма органа зрения при различных состояниях организма.


Последнее нашло отражение, в частности, в формировании между ними интегрированных электрических частот. Причем на степень такого синтеза существенное влияние оказывает предшествующий зрительно-двигательный опыт. Более того, градиент интеграции зрительного и соматического электрических контуров оказался одним из основополагающих факторов в формировании общей мышечно-координаторной основы организма. Вот почему наиболее высокая зрительно-ручная координация (и соответственно ЗРД) была в тех ситуациях, при которых в микродвижениях глаз преобладало организме иное начало электрического контура и, следовательно, общего мышечного чувства. В целом периодизация микродвигательного ритма органа зрения и интеграция его с другими анализаторами и системами организма, обеспечивающими координацию движений, явилась фактором, повышающим эффективность не только зрительного контроля за рабочими движениями рук, но и функционирования самой зрительной системы.

В процессе исследования установлен новый принципиальный факт: продолжительное пребывание детей в позе сидя способствует существенному понижению эффективности организации координаторных процессов, в том числе в системе глаз — рука. Последнее обусловлено тем, что в позе продолжительного сидения происходили фрагментация и разобщение общего электрического контура организма (за счет чего их векторы нередко имели даже противоположную направленность). Именно это и обусловило понижение эффективности зрительного контроля за действиями рук и соответственно генерализацию напряжения, и низкое склонение детей при выполнении ими основных процессов учебно-познавательной деятельности. И, наоборот, при вертикальной установке тела имеет место активация общих мышечно-координаторных механизмов. Это, в свою очередь, способствует синхронизации различных электрических контуров организма, в том числе в системе глаз - рука, и повышению за счет этого чувства зрительно-ручной координации. Последнее, в частности, выразилось в значительном увеличении зрительно-рабочей дистанции, улучшении посадки детей и повышении качества графических движений.

Состояние электрических контуров различных систем организма в положении сидя (а) или стоя (6). Электромиограмма: / - руки. 2 - ноги; 3 - нистагмограмма органа зрения.


Полученные результаты дают основание считать, что основой для формирования и последующего поддержания необходимой зрительной рабочей дистанции является уровень развития в онтогенезе зрительно-ручного чувства. В свою очередь, формирование чувства зрительно-ручной координации базируется на общихмышечно-координаторных механизмах. Устойчивое же пребывание детей в позе с низко склоненной головой отражает уже сформировавшийся активный зрительно-двигательный навык, названный нами аномальным зрительно-координаторным динамическим стереотипом (АЗКДС).

Описанный зрительно-координаторный механизм является наиболее общим и отражает движений рук, осуществляемых человеком под зрительным контролем. Учитывая же, что зрительно-моторный компонент заложен в основу зрительного восприятия, а на базе произвольных движений формируется вся психическая деятельность человека, можно полагать, что поддержание того или иного уровня напряженности у школьников в процессе учебно-познавательной деятельности обусловлено не только характеристикой одной зрительно-ручной координации, но и эффективностью зрительного восприятия, в том числе формирования адекватных представлений, т.е. мышления. Для проверки данной гипотезы обследовано 15 детей в возрасте 6- 7 лет. Причем в зависимости от состояния их зрительной рабочей дистанции они были подразделены на две группы: одна выполняла стандартную зрительную нагрузку при ЗРД, равной 15 см и меньше. Другая - при ЗРД 20 см и больше. При этом оказалось, что такие характеристики зрительного восприятия, как. острота глубинного зрения и устойчивость ясного видения, достоверно были ниже в первой группе детей. В частности, порог глубинного зрения среди первых составил 1,3 см, среди вторых - 0,9 см: устойчивость ясного видения - соответственно 59 и 68 %. Следует подчеркнуть, что показатель принятой в офтальмологии остроты зрения между детьми практически не различался и был в пределах 1,3.

Состояние микродвигательного ритма органа зрения и почерка учащихся в положении сидя (а) или стоя (6).


О том, что степень склонения детей отражает соответствующую степень психической напряженности, указывает следующее. У тех детей, которые склонялись на 15 см и ниже, коэффициент межполушарной асимметрии (оцениваемый с помощью методики реоэнцефалографии) составил 67,7%, а у тех, кто склонялся не ниже 20 см - 27,0%.

Как будет показано ниже, дети в большей степени напряжены и склоняются за столом с горизонтальной рабочей поверхностью по сравнению с партами с наклонной поверхностью, а также при пользовании шариковой ручкой по сравнению с перьевой. Очевидно и то, что дети принимают более вынужденные позы, когда сидят за столами или партами, не соответствующими их росту.

В целом проведенный анализ позволяет вскрыть, что на напряженность школьников, в том числе их аномальную рабочую позу, оказывают влияние многие предпосылки. Первый уровень - уровень механических предпосылок. Он обусловлен тем, что в условиях кабинетной системы обучения за одними и теми же столами оказались учащиеся с 1-го по 10-й класс. Однако, как показали наши исследования, мы имеем дело прежде всего с активным зрительно-двигательным актом, Т.е. активной позой, на формирование которой влияет целый спектр факторов: от собственно оптических до общей психоэмоциональной напряженности детей.

Оптический фактор, в частности, проявляется рефлекторным склонением головы с целью нейтрализации оптического эффекта перспективного искажения букв, обусловленного - горизонтальной поверхностью стола. Кроме того, оптический фактор выражается и в генерализации мышечных напряжений при воздействии надпороговых локально сфокусированных нагрузок на аккомодационно-конвергентную систему при продолжительных зрительных нагрузках в режиме ближнего зрения. В наиболее общем виде феноменгенерализации напряженности и низкого склонения связан с неустойчивым режимом зрительного восприятия, напряженным мышлением и недостаточно развитым чувством зрительно-ручной координации.

В свете приведенных сведений закономерно возникает вопрос: в каком же возрастном периоде онтогенеза в рамках сложившейся системы дошкольно-школьного воспитания и обучения формируется и стабилизируется аномальный зрительно-двигательный (зрительно-координаторный) динамический стереотип - аномальная поза с низко склоненной головой? Для изучения этого вопроса выполнен следующий эксперимент. Детей различных возрастов (начиная с 1,5 лет) усаживали за стол, на котором находились лист бумаги и карандаш. Как только ребенок увлекался рисованием, осуществляли фотосъемку скрытой камерой. При этом установлено следующее.

В раннем детском возрастном периоде (примерно до 3 лет) в процессе выполнения графических работ многие дети поддерживали достаточно оптимальную зрительную рабочую дистанцию. Следует особо подчеркнуть, что наиболее распространенными элементами в графических упражнениях малышей были волнообразные штрихи и самые разнообразные завитушки. Более того, нельзя не обратить внимание на то, что такие штрихи иногда представляли собой довольно правильно организованный ритмизированный ряд нажимов и расслаблений.

Ритмизации усилий в процессе непроизвольного письма


В возрастном периоде после 3 лет при выполнении графических упражнений дети начинают вдруг резко сокращать зрительную рабочую дистанцию. При этом у многих из них “почерк” вдруг резко ухудшался. В чем же причина отмеченного обстоятельства?

Оказалось, что в раннем детском возрасте графические упражнения выполнялись непроизвольно, т.е. без передачи осмысленных зрительно-двигательных про грамм исполнительному органу руке. Случаи же правильной непроизвольной штриховки, а также чередования усилий (нажимов) и расслаблений указывают, что осознанные графические движения строятся на базе непроизвольного импульсно-двигательного автоматизма.
По мере же развития ребенка непроизвольный двигательный ритм начинает вытесняться осознанными, Т.е. запрограммированными в пространстве координаторными движениями. Именно когда у детей появляется первое желание что-то срисовать (маму, папу, солнышко и т.д.), т.е. осуществить процесс передачи осмысленных зрительно-двигательных программ руке, тогда и появляется первое психическое усилие, которое и трансформируется в разлитое мышечное напряжение.

Как мы уже отмечали, глубокие теоретические толкования произвольным И непроизвольным движениям даны И.М. Сеченовым в работах “Рефлексы головного мозга”, «Элементы мысли», “Участие нервной системы в рабочих движениях”, “Участие органов чувств в работах рук у зрячего и слепого”, которые в свете анализируемой проблемы приобретают особое звучание и актуальность. Он подчеркивал, в частности, что изначально все движения являются невольными, т.е. такими, при которых в ответ на слабые внешние средовые раздражения организм отвечает генерализованными отраженными реакциями. В процессе формирования произвольных движений таким раздражителем начинает выступать волевое усилие. Диалектическое противоречие в этих условиях исходит, с одной стороны, от изначальной неспособности мышечного чувства к тонкому анализу пространства, с другой - от волевого усилия группировать мышцы в изолированные группы. Воля, отмечал И.М. Сеченов, властна лишь над такими движениями, которые вызваны потребностями жизни, в большинстве же случаев “...ВОЛЯ не властна действовать на мышцы враздробь”. Кажущаяся же легкость устранимости неправильной позы детей (например, простым замечанием) и стала одной из причин, почему до настоящего времени не разработаны долгосрочные программы ее первичной профилактики.

Следует подчеркнуть, что из всех видов произвольных движений наиболее сложным является акт чтения и письма. В то же время система дошкольно-школьного воспитания и обучения не имеет стройной научной про граммы постепенного введения детей ни в технику чтения, ни в технику письма. Мы имеем в виду такую же стройную систему, как, например, школа овладения техникой игры на музыкальных инструментах. А ведь только начальная музыкальная школа предполагает 5-летний период обучения. Детей же в дошкольном периоде не положено целенаправленно обучать ни чтению, ни письму. А в первом классе на специальное обучение письму отведено всего 12 ч. Но, как показало специальное анкетирование, в подавляющем большинстве дети идут в школу с различными навыками чтения и письма.

Кто же учит детей читать и писать? Оказалось, что этому они научились самостоятельно методом подражания взрослым. Так, первое желание иметь карандаш и бумагу у современных детей появляется в возрасте 1,5-2 лет. К 3 годам дети уже рисуют солнышко, колечко. После 3-4 лет ребенок пробует уже «печатать» буквы. При этом он настойчиво ищет материал для графических упражнений, обращаясь постоянно к старшим с просьбой написать ему ту или иную букву.

Вариационное. распределение латентных периодов зрительно-моторной реакции среди детей, приступивших к самообученню грамоте с 4-летнего (а) или 5-летнего (6) возраста.


Следовательно, в век космонавтики и электроники, предстоящей всеобщей компьютеризации и робототехники дети в основном стихийно овладевают наиболее сложными тонко координированными навыками и рабочими движениями, составляющими основу не только их последующего обучения, но и всей последующей трудовой деятельности. И самой большой бедой здесь оказывается то, что в процессе таких “университетов” дети нарабатывают Стойкий аномальный зрительно-двигательный динамический стереотип аномальную доминантную позу с низко склоненной головой. О не благоприятных последствиях сложившейся практики дает представление анализ функциональных возможностей ЦНС двух групп б-летних детей, одна из которых имеет “графический опыт с 4 летнего возраста, вторая - с 5-летнего. Оказалось, что устойчивость реакций ЦНС, оцениваемая по вариационному распределению показателей ЛПЗМР, среди первой группы детей оказалась существенно Ниже. Это еще раз подчеркивает, что сложившаяся практика, при которой дети самостоятельно овладевают навыками чтения и письма, оказывает неблагоприятное влияние на формирование зрительно-двигательного стереотипа и соответственно центральных механизмов регуляции.

Вот почему при такой ситуации уже среди дошкольников аномальная рабочая поза - распространенное явление. А ведь еще в 1945-1947 гг. Е.Г. Леви-Гориневская обращала внимание на весьма тревожную ситуацию с проблемой развития двигательных навыков у дошкольников:

“Просматривая альбомы лучших детских садов, отражающие яркую, полную жизнь детей, и фотоснимки, которые показывают продуманные мельчайшие детали воспитательной работы, невольно удивляешься, почему никто не замечает, как сидят дети. На одном ребенок сидит пригнувшись, с опущенной головой (стол низок), на другом - опущена правая рука, а левая высоко поднята вместе с плечом (стол высок), на третьем - дети налегают на стол грудью”.


Таким образом, необходимо безотлагательно вносить коррективы в сложившуюся практику учебно-познавательной деятельности детей, и в первую очередь в процессы овладения чтением и письмом. Особого внимания заслуживает разработка долгосрочных специализированных программ направленного формирования зрительно-трудового потенциала, содержанием которого является зрительно-ручной автоматизм. Именно такие про граммы и могут стать реальной основой для понижения напряженности детей в процессе учебно-познавательной деятельности и предупреждения ее неблагоприятного влияния на физическое и функциональное развитие подрастающего поколения.

---

Статья из книги: Зрение у детей. Проблемы развития | Базарный В.Ф.

Новость отредактировал: Dr_Michael - 22-09-2013, 05:48
Причина: Отредактировал новость, добавил цитаты

Возможно, Вам будет интересно

Поделитесь своим мнением. Оставьте комментарий

Автору будет приятно узнать обратную связь о своём посте.

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent

Комментариев 0