Трудно читать — трудно учиться

+ -
0
Трудно читать — трудно учиться
Тема эта очень сложная и обширная, а многие ее аспекты представляются неясными и противоречивыми. Как и у обычной простуды, у затруднений с чтением бывают разные причины и разные методы лечения. Однако, в отличие от простуды, которая проходит через неделю-другую как при лечении, так и без оного, ребенок, которому трудно читать, вряд ли «выздоровеет» через неделю, год или даже в течение всей своей жизни. Такой ребенок оказывается в ловушке стресса и школьных неудач, а не-успеваемость в школе может в результате привести к формированию чувства неприятия и ненависти к учебе вообще.

Многие из нас воспринимают способность к чтению как нечто само собой разумеющееся, не осознавая работу той сложнейшей системы, которая координирует наши физические и психические действия. Чтобы можно было читать легко и без усилий, нужна определенная последовательность действий по преобразованию напечатанных на странице символов в слова, а затем — в их значение. Начинаются эти сложные действия в нашем глазу, а заканчиваются в головном мозге. Человек, хорошо умеющий читать, выполняет всю последовательность таких действий достаточно уверенно, тогда как человек, читающий плохо, спотыкается на каком-то одном или нескольких промежуточных и взаимосвязанных этапах преобразования зрительного сигнала.

Для чего же мы включили в нашу книгу раздел о чтении и обучении? Некоторые предполагают, что любые проблемы с чтением и, следовательно, с учебой возникают в результате нарушений зрения; другие же считают, что зрение здесь ни при чем. Истина, по нашему мнению, лежит где-то посередине, и здесь мы попытаемся разобраться в некоторых, казалось бы, противоречивых фактах.

Процесс чтения

На первый взгляд может показаться, что чтение — это искусственная задача, поставленная нашей цивилизацией. В нем нет ничего естественного, так же как и в игре на фортепиано. Точно так же, как эволюция не позаботилась о формировании способности человека нажимать белые и черные клавиши в определенной последовательности, она не позаботилась и о его способности воспринимать крючки и закорючки в качестве букв и слов. Скорее наоборот: наша зрительная система лучше приспособлена воспринимать целостные объекты и их перемещение. Изображение картины или сценки из жизни, получаемое на сетчатке глаза, интерпретируется мозгом непосредственно и быстро (что совсем не преуменьшает сложность происходящих при этом нервных процессов). Буквы и слова, с другой стороны, нужно «декодировать», что требует наличия некоторых дополнительных навыков: человеку сначала нужно различить и определить буквы, ему должно быть известно произношение отдельных букв и их сочетаний, а определенные последовательности букв должны быть сложены в слова. Только после «расшифровки» слова оно понимается, а понимание, в свою очередь, зависит от знания языка, его грамматики, ассоциативных связей между словами и предыдущего опыта человека.

Чтобы лучше понять важность всех этих факторов, представьте себя на необитаемом острове с книгой, написанной на датском языке (предполагается, что вы — не датчанин). Вы прекрасно различаете каждую латинскую буковку, каждое слово, но как бы вы в них ни вглядывались, их значение будет для вас недоступно (ваш мозг оказывается не в состоянии расшифровать этот код). Если же вы отправитесь в поездку по Дании, вы прекрасно сможете определить, где дерево, где дом и какого цвета небо — несмотря на то, что датских слов для их обозначения вы не знаете (конечно, тут встает вопрос, каким образом вы учитесь распознавать те или иные визуальные картинки, но мы кратко касались этого в первой части нашей книги).

Чтобы проникнуть в тайны процесса чтения, предпринимается множество различных исследований и экспериментов, но при этом приходится сталкиваться с таким количеством переменных, что всеобъемлющей теории этого процесса так до сих пор и не существует (в этом отношении исследователи находятся примерно в том же положении, что и при изучении атома — как только кажется, что система уже ясна, она вдруг приоткрывает свою очередную, неизвестную подсистему). По одной из современных теоретических моделей предполагается наличие у человека двух независимых друг от друга каналов дешифровки считываемой информации и поступления в анализирующий ее мозговой центр (на компьютерном языке — программ): один для «побуквенной» обработки, а второй — для «пословной». Канал пословной обработки работает несколько быстрее. Если слово уже известно и достаточно часто встречается, то этим каналом оно обрабатывается как единое целое. Трудные или редко встречающиеся слова обрабатываются более медленно работающим по- буквенным модулем.

Например, предложение «Мальчик ел трубочку мороженого» полностью обрабатывается пословно. Слова в нем употреблены простые, а слово «трубочка» здесь одно из немногих, которых можно было бы ожидать в данной ситуации (точно так же можно было бы ожидать появления слова «порция», «брикет», «шарик» и так далее). При изменении этого предложения на «Мальчик ел мороженое, уложенное пирамидкой» процесс его восприятия и понимания замедляется, так как последнее слово «пирамидкой» здесь обрабатывается побуквенно, вам приходится воспринимать каждую букву этого слова по отдельности.

Естественно, чтение осуществляется с использованием обоих приемов. Когда ребенок только учится читать, для него этот процесс является преимущественно побуквенным, ребенок учится соотносить буквы и их сочетания с определенными звуками. По мере накопления опыта и постоянных «встреч» с одними и теми же словами процесс их распознавания становится практически автоматическим. Со временем люди, научившиеся хорошо читать, все более и более прибегают к методу автоматического пословного распознавания, однако новые или трудные слова по-прежнему требуют применения побуквенного метода восприятия.

Работа глаз при чтении

Можно было бы предполагать, что изучение одного из важнейших компонентов процесса чтения, а именно движения глаз вдоль строки (то есть по тому материалу, который должен быть воспринят), особой трудности представлять не должно. Так оно и есть, особенно при использовании компьютеризованных устройств для отслеживания глазодвигательной активности, однако интерпретировать полученные результаты оказывается довольно затруднительно.

Может вызвать удивление тот факт, что при чтении глаза отнюдь не скользят плавно вдоль строки, как это происходит, когда они следят за полетом птицы. Вместо этого глаза осуществляют мелкие скачки по строке, известные под названием саккады (по-французски это слово означает «резкий толчок, рывок»), как бы приостанавливаясь на каждом слове, но часто игнорируя короткие слова типа и, он, а, ты. Тут приходит черед удивиться еще раз — оказывается, при чтении на какие-то доли секунды во время этих саккад наступает функциональная «слепота» — точно так же, как в момент моргания, и зрение «работает» только в момент пауз между саккадами.

А в какое место каждого слова попадает наш взгляд? Похоже, что оптимальной точкой является участок чуть правее центра слова. Некоторые очень длинные слова могут восприниматься как бы по частям. Например, в немецком языке слова отличаются необычной длиной — они часто составлены из нескольких более простых слов: Geisteswissenschaften или Siebenmeilenstiefel .

А на какое время глаза задерживаются в каждой точке? В среднем оно составляет около четверти секунды, что и является, по-видимому, «временем расшифровки». Что дает команду глазу перейти к следующей точке? Как часто глаз вынужден возвращаться к предыдущему слову, которое могло быть или пропущено, или неправильно расшифровано? Какова «идеальная» продолжительность взгляда? Должно ли обязательно охватываться слово целиком? Должна ли линия взгляда каждого глаза быть направлена в одну и ту же точку? Ответ на один вопрос тут же вызывает постановку другого.

Проблема «видения напечатанного» (если ничего особенного не происходит) очень сложна сама по себе. На сетчатке глаза возникает образ увиденного, причем картинки, поступающие от каждого глаза, должны быть четкими, неразмытыми и совпадать между собой по размеру и форме. Для достижения всего этого иногда приходится носить очки или контактные линзы.

Если читаемый текст расположен от глаз на расстоянии вытянутой руки, то глаза должны быть сфокусированы именно на этой дистанции. Если страница находится на расстоянии 35 сантиметров, то и глаза должны фокусироваться не на 30 сантиметров или 40 сантиметров. Обычно дети обладают чрезвычайно подвижной и гибкой системой фокусировки глаз, так что им приходится использовать лишь незначительную долю своих возможностей, а их неиспользованная часть служит своего рода резервом.

Тем не менее, чтобы заставить глаза работать согласованно, некоторым детям приходится прилагать большие усилия, и они растрачивают большую часть этого своего резерва на то, чтобы удержать текст в фокусе. Разница здесь примерно такая же, как между усилиями шатающегося без дела гуляки и опаздывающего на уходящий поезд пассажира. Поэтому некоторые дети быстро устают от чтения.

Предположим, что удалось хорошо сфокусировать взгляд, но одного этого еще недостаточно. Глаза должны выполнять точные саккады в ритмической последовательности слева направо (а для арабской письменности или иврита — справа налево). В конце каждой строки им приходится перепрыгивать вниз на начало следующей. Более того, оба глаза должны быть направлены в каждый момент времени на одну и ту же точку, что осуществляется посылкой от головного мозга точного сигнала каждой из двенадцати глазных мышц. Наряду с такими движениями вперед-назад глаза еще и сходятся к переносице — если все-таки у человека изображение двоится. Как и в случае с фокусировкой, если такое напряжение вынужденно используется «на полную катушку», то тут же начинает проявляться усталость.
Ладно, предположим, что мы имеем четкое изображение букв каждым глазом. Что же происходит потом? Для распознавания букв и слов вступают в действие две зрительные подсистемы — быстрого и медленного распознавания.

Объяснить их работу здесь нет возможности — такое объяснение заняло бы слишком много места, отметим лишь, что точная согласованность работы этих подсистем во времени является ключевым фактором для обеспечения нормального, хорошего чтения. После распознавания букв и слов вступают в работу две программы их обработки (побуквенная и пословная), на которых мы останавливались выше.

Плохое чтение

Здесь мы вступаем на очень зыбкую почву. То, что ребенок плохо читает, может означать совершенно разные вещи в зависимости от обстоятельств. Кто он на самом деле — подросток, не выдерживающий быстрого темпа обучения, или тот, кто читает хуже других? Может, он инвалид с препятствующими обучению ограничениями, может, он ощущает недостаток внимания, а может быть, его можно описать с помощью неврологической терминологии — как ребенка, не поддающегося обучению, дислексика?

Чтобы иметь какой-то ориентир, нам кажется необходимым привести несколько определений, даже если не все с ними согласятся. Предполагается, что ребенок, умственное развитие которого находится в пределах нормы, должен иметь навыки чтения, соответствующие классу, в котором он учится, и эти навыки определяются с помощью стандартных тестов. Если ребенок читает хуже, чем требуется по норме, то ему приклеивают ярлык плохо читающего. Сам этот ярлык никак не объясняет, почему же данный ребенок плохо читает.

Грубо говоря, всех плохо читающих детей можно разделить на две группы. В одну из них войдут те, кто медленно обучается и чей коэффициент умственного развития ниже среднего. У них просто не хватает интеллектуальных способностей, и чтение для них — это лишь одно из занятий, по которому их показатели ниже среднего. Эта группа граничит с детьми, признанными не способными к обучению. Вторая группа плохо читающих детей состоит из тех, чьи показатели оказываются ниже, чем можно было бы ожидать, исходя из их коэффициента умственного развития. Именно эта последняя группа и привлекает к себе особое внимание учителей и родителей.

Эту группу можно, в свою очередь, разделить на несколько подгрупп. У принадлежащего к ней ребенка можно подозревать наличие причины, препятствующей хорошему чтению, и эта причина может заключаться в эмоциональных проблемах, в плохом преподавании, в социальных условиях, в нарушении зрения и слуха, а часто и в сочетании сразу нескольких факторов.

Такие подгруппы характеризуются по-разному — не-способность к чтению, выраженная неспособность к чтению, дислексия (необучаемость) и так далее. Общим для них является предположение, что причина лежит в области расстройства центральной нервной системы, которое больше известно как «необучаемость». Здесь мы оказываемся в очередном затруднительном положении, пытаясь объяснить, что же представляет собой эта дислексия, которая для широкой общественности является просто обобщающим термином для любого типа неспособности к обучению.

Неспособность к обучению была определена правительством США после принятия Конгрессом в 1975 году «Закона о всеобщем образовании детей и подростков». Впоследствии это определение было пересмотрено и сегодня звучит следующим образом: «Неспособность к обучению является обобщающим термином, относящимся к разнородной группе расстройств, проявляющихся в наличии серьезных трудностей в усвоении и использовании навыков слушания, произношения, письма, счета и установления причинно-следственных связей. Эти расстройства должны быть внутренне присущи ребенку и предположительно обусловлены расстройством центральной нервной системы. Хотя подобная неспособность к обучению может сочетаться с другими сопутствующими факторами и влиянием окружающей среды, она не является прямым следствием действия таких факторов».

Похоже, это определение не слишком-то все объясняет. Однако с момента вступления этого закона в силу руководители учебных округов были вынуждены «что-то делать» с данной группой детей, в результате чего гораздо более высокими темпами начала развиваться система специальных школ (что, в свою очередь, привело к развитию научных исследований в этой области).

Неспособность к обучению (дислексия)
Поскольку уж мы начали знакомиться с определениями, давайте посмотрим на официальное определение дислексии, данное Всемирной конфедерацией неврологов: «Данное расстройство проявляется в неспособности прочесть самую обычную инструкцию, соответствующую уровню развития и социокультурным возможностям данного человека. Оно зависит от фундаментальных когнитивных расстройств, часто врожденных». Под это широкое и весьма расплывчатое определение можно подвести почти все что угодно.

Иногда путаница возникает из-за того, что дислексия является не строго ограниченным единым явлением, а имеет несколько разновидностей. Определив, какой тип дислексии проявляется у данного пациента, можно подобрать соответствующие методы лечения, что увеличит его эффективность.

Для наших целей дислексию можно подразделить на три типа:

  1. Дисфонезия — наиболее крупная группа, так называемая слуховая, когда ребенок затрудняется анализировать слова по их звучанию. Слова распознаются по их написанию, при этом «расшифровка» незнакомых слов становится чрезвычайно трудоемкой.

  2. Дисэйдезия — «визуальная» группа, связанная с плохим зрительным распознаванием слов. Существуют убедительные свидетельства того, что этот тип дислексии имеет генетическую природу и поражает мальчиков в четыре раза чаще, чем девочек. Для клинического наблюдения может оказаться важным, что большинство мальчиков испытывает при чтении почти непреодолимые проблемы.

  3. Диснемкинезия — «моторная» группа, представители которой испытывают большие двигательные затруднения, особенно в письме от руки, часто они пишут буквы и цифры задом наперед. Взятая по отдельности, эта проблема влияет на чтение не напрямую, а косвенно, заставляя учителей и родителей отвлекаться на нее.


Эти три типа дислексии могут взаимно перекрываться, и у ребенка в этом случае можно наблюдать соответствующие разным типам дислексии симптомы. Имеется также возможность «приливов и отливов» дислексии.

Для выявления дислексии можно использовать различные тесты. Если ребенок их не проходит, предпринимается полное диагностическое обследование, имеющее целью выявить конкретный тип дислексии или их сочетание.

К этому необходимо добавить небольшой психологический комментарий. Хотя при констатации дислексии ребенку словно выносится приговор в слабоумии, это может оказаться для родителей достаточно приемлемым, так как освобождает их от своеобразного чувства вины, которое они могли бы испытывать за неправильное «воспитание» ребенка. В конце концов, неврологическая проблема заключается в «природе», «в генах», и находится вне пределов их влияния. Тем не менее остается только удивляться, скольким детям навешивается ярлык «неспособный к обучению» без всякого на то обоснованного диагноза — лишь бы только отделаться от беспокойных родителей.

Признаки и симптомы

Несложно составить список симптомов, наблюдающихся у детей (и взрослых), связанных со сложностями в чтении или обучении, если не принимать во внимание причину проблемы. В нижеприведенном списке наиболее характерные симптомы и признаки расположены в произвольном порядке, без учета частоты их встречаемости. Держит книгу слишком близко к глазам.

Немного косит.

  1. При чтении не замечает отдельные места.
  2. При чтении прикрывает или вообще закрывает один глаз.
  3. Поворачивает голову, блокируя тем самым работу одного глаза.
  4. Испытывает во время чтения или после головную боль.
  5. Покачивает головой вперед-назад.
  6. Часто трет глаза.
  7. Испытывает трудности в запоминании, идентификации и воспроизведении основных геометрических фигур.
  8. Быстро устает.
  9. При чтении пропускает слова.
  10. Примерно в пятилетнем возрасте пишет буквы и слова задом наперед.
  11. Пытается избежать чтения и выполнения домашних заданий.
  12. Читает хуже, чем следовало бы ожидать соответственно возрасту.
  13. Имеет очень плохой почерк, слова словно наползают друг на друга.
    Родители в основном обращают внимание только на последние пять пунктов. Многие симптомы легко можно вообще не заметить, пока на них не обратит внимание какой-нибудь особо внимательный учитель.


Большинство детей демонстрируют наличие нескольких симптомов сразу, так что естественным образом возникает вопрос о том, какой из них первичен, а какой — вторичен. Конечно, причины первых 7-8 симптомов должны выявляться в ходе тщательного офтальмологического обследования специалистом. Это еще один сильный аргумент в пользу (что мы и так слишком часто повторяем) ранней (до двухлетнего возраста) и последующих регулярных проверок зрения ребенка.

Лечение и излечиваемость

Если вы заглянете в приведенную на стр. 215 схему «Типы дислексии и методы их лечения», то вам станет ясно, что некоторые из предлагаемых способов являются образовательными, некоторые — психологическими, какие-то — политическими, некоторые — чисто офтальмологическими, а другие представляют собой сочетание разных способов. Также должно быть ясно, что, в зависимости от обстоятельств, на первый план могут выходить те или иные причины, вызывающие дислексию. Например, в некоторых регионах или в отдельных конкретных случаях важную роль может играть плохой уровень обучения, однако в большинстве случаев это скорее всего не самый главный фактор. Следовательно, многие элементы этой схемы взаимодействуют друг с другом, и вся схема вполне могла бы быть покрыта сеткой из перекрещивающихся стрелок. Пример: учащийся с замедленным темпом обучения и с низким коэффициентом умственного развития подвергается дополнительной нагрузке, если у него имеются проблемы со зрением или наличествуют эмоциональные проблемы. Рассмотрение психологических и политических методов находится за рамками обсуждаемого предмета, а на образовательных моментах мы остановимся лишь вкратце. Основное внимание будет обращено на собственно визуальный и офтальмологический аспекты лечения.

С самого начала необходимо уточнить, что оптометрист не учит читать. Если чтению препятствует какой-либо дефект зрения, то это препятствие по возможности устраняется, и читать ребенка может научить квалифицированный педагог. К данному моменту должно быть уже совершенно ясно, что едва ли можно четко отделить одну причину от другой, но ради видимости порядка мы все- таки распределим лечебные средства по типам.

1. Зрительное расстройство

С клинической точки зрения, это, вероятно, наиболее частый случай в офтальмологической практике: у ребенка нормальный или даже выше среднего коэффициент умственного развития, однако читает он гораздо хуже, чем положено в его возрасте. При обследовании зрения выявляется какая-либо проблема с бинокулярностью — например, неспособность фокусировать оба глаза в одной точке или рассогласованность действий глаз (иногда оба нарушения встречаются вместе), что можно обнаружить на довольно ранней стадии. В самом худшем случае это может приводить к путанице в идентификации образов слов, а в лучшем дает ощущение дискомфорта уже после недолгого чтения — в течение 15-20 минут. Проблемы бинокулярности и симметричности зрения не надо путать с его остротой — как правило, такие дети обладают хорошей остротой зрения.

Запомните следующее: при проверке зрения должно тщательно проводиться полное обследование бинокулярности зрения (см. главу 12) плюс некоторые специальные тесты. Обычная проверка остроты зрения в данном случае является напрасной тратой времени.

Можно встретить многих взрослых, которые, учась в школе, были «середнячками». Они переходили из класса в класс, но им никогда не приходила в голову мысль, что чтение — это не наказание, что оно может доставлять удовольствие. Нам приходилось обследовать множество людей в возрасте от 20 до 30 лет, пришедших на обычную, рутинную проверку зрения и не высказывающих никаких особых жалоб. В результате обследования у них выявлялись проблемы с бинокулярностью зрения, и после соответствующих расспросов обнаруживалось, что они, по возможности, избегают чтения. Тут пациенты вспоминали, что их всегда обзывали «лентяями» и «медлительными», так как они долго возились с домашними заданиями, а чаще всего просто их не выполняли. Попытка избежать чего-то, что вызывает ощущение дискомфорта, является нормальной реакцией организма — ведь вы не пойдете на прогулку с гвоздем в ботинке. Точно так же чтение не будет приносить вам удовольствия, если при этом у вас возникают проблемы со зрением, хотя они и не так очевидны, как гвоздь в ботинке (тем, кто закончил школу до того, как их потенциал обучения был исчерпан, можно сказать, просто повезло).

Чтобы убрать препятствие, затрудняющее восприятие печатного текста, обычно используются очки и/или тренировка зрения. Хотя такой «план лечения» может быть сведен в одно короткое предложение, в действительности его выполнение может оказаться длительным и часто болезненным процессом.

При применении методов разработки зрения (визуальной терапии) можно идти двумя путями. Традиционная терапия основное внимание уделяет формированию и совершенствованию вышеупомянутых умений и навыков бинокулярного зрения. Достигается это обычно в относительно короткий промежуток времени — за несколько месяцев. После этого для поддержания достигнутого уровня могут понадобиться специальные очки.

Второй путь выбирают оптометристы, придерживающиеся «развивающего» подхода. Они свято верят, что большинство расстройств зрения и проблем с учебой обусловлены плохо усвоенными в младенческом и раннем детском возрасте навыками (зрительное восприятие, координация действий глаз—рука и так далее). Поэтому они прибегают к соответствующим терапевтическим процедурам по восстановлению и корректировке этих умений и навыков.

Какой же из методов лучше? Все зависит, вероятно, от степени того или иного расстройства. Традиционный подход довольно эффективен при средней степени выраженности симптомов; более сильная симптоматика может потребовать более интенсивного вмешательства, однако этот вопрос пока еще до конца не ясен.

Что касается самого ребенка, то даже после коррекции данного расстройства или некоторого ослабления степени выраженности проблемы его нужно учить читать — так, чтобы он мог делать это наравне со своими сверстниками. Главное здесь — не ждать, пока он будет читать гораздо хуже, чем положено в его возрасте, а потом только обращаться за помощью. В этом случае помощь уже может запоздать, а вершина, на которую ребенку предстоит взобраться, может оказаться слишком высокой.

2. Неспособность к обучению (дислексия)

Наиболее обширной группой является дисфонезия — это «слуховой» или, точнее говоря, «лингвистически-слуховой» тип дислексии. Так как в этом случае человеку трудно декодировать сочетание звуков или букв, лечение концентрируется на обучении опознаванию слов как целого. По крайней мере это дает возможность ребенку читать. Позже можно попробовать применить фонетический курс. Такая стратегия обычно приводит к довольно хорошим результатам и улучшает навыки чтения.

Противоположным типом является дисэйдезия, при которой ребенку трудно распознавать слова как единое целое. Чтение становится очень медленным и мучительным, так как слова приходится расшифровывать буква за буквой, звук за звуком. Новейшие исследования свидетельствуют, что дисэйдезия в значительной степени обусловлена генетически и лечению практически не поддается. Тем не менее конкретному ребенку можно помочь путем применения косвенной «обучающей» терапии. Существует несколько специальных курсов обучения чтению, каждый из которых имеет своих приверженцев. Основаны такие курсы на использовании мультисенсорных методик интенсивного обучения.

Оптометристы, придерживающиеся «развивающего» подхода, применяют курсы обучения, основанные на формировании зрительно-двигательных навыков, что иногда приводит к успеху и позволяет овладеть необходимыми для чтения умениями и навыками.

Какой же метод лучше? Каждый из них что-то дает, но ни один не может обеспечить все. Для родителей это небольшое утешение, но, увы, не на все вопросы существует готовый ответ. Нужно также отчетливо себе представлять, что наличие дислексии любого типа отнюдь не исключает возможности наличия проблем с бинокулярностью зрения. Ребенку-дислексику совершенно ненужно иметь еще и дополнительное препятствие в виде плохого зрения. Полное обследование его зрения является обязательным условием — еще до того, как с ним начнет заниматься специальный преподаватель.

Диснемкинезия проявляется в корявом почерке и написании букв и цифр задом наперед. Здесь оказывается довольно эффективным соответствующее формирование моторных навыков, в частности формирований понятий «лево-право». Недостаточное развитие ориентационных способностей может влиять и на чтение, хотя играет здесь довольно незначительную роль. Большую помощь в решении этой проблемы могут оказать оптометристы, придерживающиеся «развивающего» подхода.

Другие способы

Предсказать, какие восстановительные средства будут изобретены в будущем, довольно трудно. В результате некоторых исследований был обнаружен любопытный факт: некоторые «инвалиды по чтению» значительно улучшают свои показатели, если печатный текст несколько нечеток, «смазан» (подобная «смазанность» текста явно затрудняет чтение для тех, кто читает хорошо). Объяснение этого факта можно искать в согласованном по времени взаимодействии упоминавшихся выше зрительных систем быстрого и медленного распознавания. Возможно, при нечеткости текста эти системы действуют более согласованно по времени. Действием подобного временного фактора можно объяснить и применение различных цветных фильтров и накладок, которые служат предметом анекдотических споров между их потребителями изготовителями. Однако означает ли это, что оптометристы должны обязательно способствовать «размазыванию» зрения плохо читающих людей? Это противоречит самой сущности зрения, а именно тому, чтобы оба глаза давали четкую картинку видимого ими предмета. Где здесь лежит истина, могут ответить только дополнительные исследования и время.



Статья из книги: Зрение, очки и контактные линзы | Соломон Г., Цинн У.
.

Возможно, Вам будет интересно

Поделитесь своим мнением. Оставьте комментарий

Автору будет приятно узнать обратную связь о своём посте.

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent

Комментариев 0