Методы определения дальнейшей точки ясного зрения

+ -
0
Методы определения дальнейшей точки ясного зрения


Дальнейшая точка ясного зрения характеризует ту или иную рефракцию, поэтому определить рефракцию у данного субъекта это значит узнать, где находится дальнейшая точка его ясного зрения. Мы располагаем для определения рефракции (или, что то же, дальнейшей точки ясного зрения) методами субъективными и объективными.

Субъективные методы.


Метод, основанный на показаниях остроты зрения.
Определяют сначала visus больного без коррекции. Затем приставляют к испытуемому глазу сферические стекла (convex и concave) и спрашивают больного, улучшают они его visus или нет. Если стекла convex ухудшают зрение, a concave улучшают, то это говорит скорее за миопию. Если стекла convex улучшают зрение или во всяком случае не ухудшают его, a concave ухудшают зрение или не улучшают, то это дает право предполагать наличие гиперметропии. Наконец, при эмметропии стекла convex ухудшают зрение, a concave не улучшают.

Способ это неудобен тем, что дает много простора для симуляции и аггравации низкого зрения и, кроме того, неприменим в тех случаях, где понижение зрения не связано с рефракцией (атрофия зрительных нервов, глаукома и т. д. и т. п.).

Определение рефракции путем редуцирования дальнейшей точки ясного зрения.
Проще всего было бы просто измерить расстояние дальнейшей точки ясного зрения от глаза. Если у пациента имеется миопия, при которой дальнейшая точка ясного зрения находится на близком расстоянии от глаза, то сделать это легко. При эмметропии же врачу, чтобы измерить это расстояние, пришлось бы удалиться на бесконечно далекое расстояние, а при гиперметропии еще дальше — по ту сторону бесконечности.

Чтобы не ставить себя в такое „неловкое" положение, можно дальнейшую точку ясного зрения искусственно приблизить к глазу (редуцировать). Для этого 'мы приставляем к глазу пациента сильное двояковыпуклое стекло и определяем (измеряем) затем, на каком дальнейшем расстоянии от глаза он ясно различает с этим стеклом показываемый ему предмет. Переводя это на расстояние в диоптрии, мы из полученного числа диоптрий вычитаем силу того стекла, которое было приставлено к глазу, остаток и показывает его рефракцию. Например, со стеклом -4-4,0 D дальнейшая точка ясного зрения пациента находится в 25 см. от глаза, что соответствует миопии в 4,0 D.

Для определения рефракции мы рассуждаем так: пациент стал миопомв +4,0D после того, как мы приставили к его глазу стекло в +4,0 D. Стало быть, его рефракция = 4,0 D— 4.0D — 0, т.е. наш пациент — эмметроп. Метод этот на практике не привился. Измерять расстояние и производить вычисления — дело довольно громоздкое. К тому же способ субъективен, все зависит от показаний больного.

Метод определения рефракции путем исследования глазного дна в прямом виде.


Известно, что из сетчатки змметропического глаза выходят лучи параллельные. Если такие лучи будут направлены в другой эмметропический глаз, то они, преломившись в прозрачных средах глаза, соединятся на сетчатке и дадут на ней прямое изображение предмета. Значит, если врач-эмметроп вплотную подойдет к глазу пациента-эмметропа (причем оба они не будут аккомодировать), то он ясно увидит в прямом виде его глазное дно, если оно будет освещено (рис. 19).

Практически такое исследование в прямом виде глазного дна осуществляется таким образом, что врач, помещаясь на расстоянии 1,5—2 см от глаза пациента, освещает офтальмоскопом его глазное дно и воспринимает идущие обратно из глаза лучи через отверстие офтальмоскопа. При этом ни наблюдатель, ни исследуемый не должны аккомодировать. Если врач-эмметроп, пользуясь этим методом,; не видит в прямом виде глазное дно пациента, то, значит, последний не эмметроп. Исправляя теперь рефракцию пациента сферическими стеклами до тех пор, пока не будет ясно различимо глазное дно, мы по силе приставленного стекла можем судить о рефракции пациента (рис. 20).
Методы определения дальнейшей точки ясного зрения

Так как в принципе для того, чтобы видеть глазное дно в прямом виде, важно, чтобы рефракция врача и пациента в сумме составляла два эмметропических глаза, то эта сумма может быть разложена и не поровну. Например, врач-гиперметроп в 3,0 D будет видет глазное дно миопа в 3,0 D без приставления к глазу каких-либо стекол, так как — 3,0 D+ 3,0 D в сумме дают 0, т. е. два эмметропических глаза. Другой пример: врач-миоп в 7,0 D будет видеть глазное дно гиперметропа в 7,0 D. Таким образом, если врач знает свою рефракцию, то он может и не коррегировать ее, приняв ее лишь во внимание при окончательном расчете.

Пример: врач-гиперметроп в 2,0D, не коррегируя своей рефракции, видит глазное дно пациента после приставления к его глазу стекла convex в 1,0D. Какова рефракция пациента?

В данном случае мы имеем уравнение: гиперметропия в 2,0 D (—2,0D)+ l,0D + х=2 эмметропических глаза = 0, или проще: — 2,0D + 1,0D + x = 0; — 1,0D + Х: = 0; X=1,0D, т. е. наш пациент миоп в 1,0 D.

Так как брать стекла из очкового набора, вставлять их в очковую оправу и вынимать крайне неудобно и отнимает много времени, то устроены так называемые рефракционные офтальмоскопы, в которых позади зеркала находятся вращающиеся диски с двояковыпуклыми и двояковогнутыми стеклами различной силы. Поворотом винта можно поставить перед глазом любое сферическое стекло, имеющееся в офтальмоскопе.

Оценка этого метода.


При указанном методе определения рефракции врач не зависит от показаний пациента, и этот метод можно было бы считать идеальным, если бы не одно чрезвычайно важное обстоятельство, которое в значительной мере его обесценивает. Дело в том, что все наши рассуждения были справедливы при предположении, что ни врач, ни пациент не аккомодируют и что у них имеется лишь та или иная рефракция.

В действительности же они оба могут аккомодировать. Аккомодацию пациента мы можем парализовать на время атропином, врач же в обычных условиях своей работы не пускает себе в глаза атропина и аккомодирует. Бея суть в том, что он не знает, насколько он аккомодирует. Врач- эмметроп при разглядывании глазного дна в прямом виде оказывается de facto миопом, но в какой мере —ему это остается неизвестным. Таким образом, в необходимом при этом способе уравнении: „глаз врача+глаз пациента = 2 эмметропических глаза" оба ингредиента входят как неизвестные величины. Получается как бы уравнение с двумя неизвестными. Вот потому-то этот метод и нельзя считать объективным.

Определение уровня различных частей глазного д н а. Тем не менее указанный способ определения рефракции путем исследования глазного дна в прямом виде сохранил некоторое значение и до настоящего времени, а именно, для измерения различия в уровне отдельных частей глазного дна. Дело в том, что если какая-либо часть глазного дна выдается над уровнем окружающих частей, например, при застойном соске, то расстояние ее от узловой точки укорачивается, и рефракция глаза соотвественно этому месту уменьшается. Например, если застойный сосок бывает в эмметропическом глазу, то рефракция этого глаза по отношению к застойному соску будет гиперметропической. Рассматривая глазное дно в прямом виде, врач увидит ясно только часть его и одновременно не сможет различать деталей, находящихся на другом уровне. Чтобы увидеть последние, он должен изменить оптическую систему и вставить между своим глазом и глазом пациента соответствующее сферическое стекло. Это стекло и будет показывать разницу в рефракции различных частей глазного дна, находящихся на неодинаковом уровне.

Так как разнице рефракции в 3,0 D соответствует различие в уровне отдельных частей глазного дна приблизительно на 1 мм, то можно таким образом вычислить, насколько та или иная точка «а дне глаза возвышается над уровнем окружающих частей сетчатки или, напротив, углублена на глазном дне.

Указанный способ имеет практическое значение: пользуясь им, можно определить глубину истинной задней стафиломы при миопии, степень экскавации при глаукоме и т. д. и т. п.

Объективный метод (скиаскопия).


Если с помощью глазного зеркала навести свет на зрачок пациента и вращать зеркало справа налево или сверху вниз, то можно заметить в области зрачка синхроничное с движением зеркала движение тени либо в ту же сторону, куда движется зеркало, либо в противоположную. При этом, если от плоского зеркала (скиаскопа) тень движется в ту же сторону, то при движении вогнутого стекла (офтальмоскопа) движение тени будет направлено в противоположную сторону, и наоборот.

Основное положение скиаскопии: только яри одном условии движение тени исчезает (какое бы зеркало мы ни взяли — плоское или вогнутое) — если глаз наблюдателя находится в дальнейшей точке ясного зрения исследуемого глаза. Отсюда вытекает, что самый простой способ определить рефракцию заключается в том, чтобы найти такое место (нейтральную точку), где можно констатировать исчезание тени при движении зеркалом, а затем измерить линейкой расстояние от этого места до глаза пациента.

На практике, однако, этой возможностью не приходится пользоваться по следующим причинам:
  1. при измерении линейных расстояний возможны ошибки;
  2. указанным путем можно исследовать рефракцию лишь миопов, у которых дальнейшая точка ясного зрения находится на конечном расстоянии от глаза. При эмметропии же врачу пришлось бы отодвигаться в поисках нейтральной точки в бесконечность, а при гиперметропии — по ту сторону бесконечности. Поэтому поступают иначе: усаживаются на определенном расстоянии против пациента (скажем, на расстоянии 1 метра) и, наведя глазным зеркалом свет на зрачок пациента, приставляют к его глазу оптические стекла (из тут же находящегося очкового набора) различной силы до тех пор, пока движение тени не исчезнет. Далее мы рассуждаем так: раз тень на расстоянии 1 метра никуда не движется, то мы находимся в дальнейшей точке ясного зрения пациента, т. е. мы превратили последнего с тем или иным, стеклом (напр. c + 5,0D) в миопа в 1,0 D. Чтобы сделать его эмметропом, очевидно, надо из стекла + 5,0 D вычесть 1,0D, остается +4,0D, т. е. наш пациент гиперметроп в 4,0 D.

Еще несколько примеров:
  1. допустим, что движение тени исчезает после приставления к глазу пациента стекла B + 0,5D. Рассуждения аналогичны описанному выше случаю: наш пациент стал миопом в 1,0 D после того, как мы приставили к его глазу стекло +0,5D; очевидно, что эмметропом он станет, если из стекла +0,5 D вычесть 1,0 D, остается — 0,5 D, т. е. наш пациент миоп в 0,5 D.
  2. Допустим, что тень исчезает после приставления к глазу пациента стекла concave в — 7,0 D. Рассуждаем попрежнему: пациент стал миопом в 1,0 D после того, как мы приставили к его глазу стекло — 7,0 D; чтобы он стал эмметропом, очевидно, надо из стекла concave —7,0D вычесть 1,0D, получится — 8,0 D, т. е. наш пациент миоп в 8,0D. Отсюда вытекает правило: из алгебраической величины стекла, с которым тень исчезает, всегда вычитают 1,0 D. Полученное число диоптрий коррегирует пациента до эмметропии и соответствует той или иной рефракции.

Как же узнать, в каких случаях надо приставлять к глазу convex, а в каких concave? При помощи построения соответствующих чертежей можно убедиться, что при пользовании офтальмоскопом одноименное движение тени означает миопию больше 10D следовательно, для нейтрализации тени надо брать из очкового набора стекла concave; если же тень движется в противоположную сторону, то перед нами одна из трех возможностей: либо миопия меньше 1,0 D, либо эмметропия, либо гиперметропия. Во всех трех случаях надо приставлять к глазу пациента стекло convex При пользовании плоским зеркалом соотношения обратные: при миопии больше 1,0 D тень движется в противоположную сторону, а при миопии меньше одной диоптрии, эмметропии и гиперметропии движение тени одноименное.

Как отличить плоское зеркало (скиаскоп) от вогнутого (офтальмоскопа)? Так как характер зеркала влияет на направление тени, то нужно уметь отличать плоское зеркала от вогнутого. При помощи зеркала наводят „зайчик" от источника света (пламени свечи) на. стену: от вогнутого зеркала изображение пламени свечи будет четким и представлено в обратном виде (острием вниз).

Каким зеркалом лучше пользоваться при скиаскопии-скиаскопом или офтальмоскопом? Офтальмоскоп очень удобен, так как им можно одновременно и скиаскопировать и офтальмоскопировать, т. е. рассмотреть глазное дно Скиаскоп же дает более точные данные о рефракции. „Идеальная постановка оптических условий,- пишет С. С. Головин, требует чтобы в одной точке находился и глаз наблюдателя и источник освещения.

При плоском зеркале источником освещения является отражающая поверхность самого зеркала. Зеркало же находится столь близко от глаза, что небольшим расстоянием между ними в обычной практике можно пренебречь. При вогнутом же зеркале источником освещения служит не поверхность самого зеркала непосредственно, а находящееся в его фокусе воздушное изображение пламени. Поэтому здесь уже необходимо принимать во внимание фокусную длину взятого зеркала и вычисление диоптрий производить так, как будто бы глаз наблюдателя находится там же, где и источник освещения, т. е. в фокусной точке зеркала".

Так как фокусное расстояние офтальмоскопа—15 см, то значит, сидя при скиаскопировании против больного на расстоянии 1 метра, нужно поправку делать не на 1 метр (1,0 D), а на 85 сантиметров.{100/85 = 1,176 D). Практически же удобнее скиаскопию производить при помощи офтальмоскопа с расстояния 1 метра 15 см, а поправку делать на 100 см (1,0 D). Вот потому-то в учебниках рекомендуют при скиаскопировании офтальмоскопом усаживаться против пациента на расстоянии метра с небольшим. При пользовании же скиаскопом поправка при скиаскопировании делается точно на величину расстояния между врачом и пациентом, т. е. врач усаживается, например, на расстоянии 1 метра, а поправку нужно делать на 1,0 D.

Положим, что в исследуемом глазу миопия больше 1,0 D (текст и чертежи заимствованы из учебника Крюкова - Одинцова). Лучи, идущие от источника света А(см. рис. 21, надают на зеркало офтальмоскопа, находящееся в положении 1— 1, отражаются от него и соединяются в а, откуда идут в исследуемый глаз где и освещают известный участок Ь; так как исследуемый глаз мимический, то лучи света, выходя из глаза от 6, принимают сходящееся направление и соединяются в дальнейшей точке ясного зрения это глаза, напр. в с; из с они в виде расходящегося пучка идут через отверстие в зеркале в глаз наблюдателя и освещают на его сетчатке участок d. Если теперь исследующий, сделает движение зеркалом, слева направо, т. е. даст ему положение 2—2, то получится следующее: изображение пламени а передвинется в аь в исследуемом глазу изображение передвинется из Ь в Ьъ воздушное изображение освещенного места передвинется из с в сь освещение в глазу исследуемого переместится из d в dx. Проецировать в пространстве передвижение освещения (и тени), происшедшее в глазу наблюдателя, последний будет в обратную сторону, т. е. к сь так что ему будет казаться, что тень (освещение) передвигается в ту же сторону, что и зеркало офтальмоскопа, следовательно, слева направо.

Итак, если при пользовании офтальмоскопом тень движется в ту же сторону, то перед нами миопия выше 1,0 D. Иначе будет дело, если исследуемый глаз гиперметропический или эмметропический или миопический менее 1,0 D (рис. 22).

Является ли скиаскопия действительно объективным и точным методом исследования рефракции? Скиаскопируя, мы совершенно не зависим ни от рефракции, ни от аккомодации врача-наблюдателя. Что же касается пациента, то его аккомодация может оказывать некоторое влияние на результат исследования, поэтому самые точные результаты получаются тогда, когда глаз пациента атропинизирован. Ввиду изложенного на глазных амбулаторных карточках обычно имеется такая графа:

При прямом положении зеркала офтальмоскопа в положении 1—1, лучи от источника света соединяются в а, отсюда пойдут в исследуемый глаз, где и осветят участок Ь так же как в первом случае. Но если исследуемый глаз гиперме.тропический, то лучи света, выйдя из него, примут расходящееся направление; если эмметропический,— то параллельное, следовательно, они нигде не соединятся на про, странстве между исследуемым и исследующим.

Если глаз миопический слабее 1,0 D- то лучи по выходе из него будут, правда, иметь сходящееся направление, но, так как дальнейшая точка ясного зрения лежит на расстоянии больше метра от исследуемого глаза, то соединятся они только позади глаза исследователя. Следовательно, во всех этих трех случаях лучи, вышедшие из глаза, нигде не дадут воздушного изображения, а пойдут прямо в глаз наблюдателя, где и осветят участок й. Если теперь исследующий передвинет зеркало офтальмоскопа слева направо, в положение 2—2, то я передвинется в аи Ъ передвинется в Ьь ай в й Так как на сетчатке исследователя освещение передвинулось из й в йк т. е. слева направо,, то проецировать это передвижение он будет в обратную сторону, справа налево, в й. Значит, при движении зеркалом слева направо тень кажется ему переместившейся справа налево, т. е. в сторону, обратную движению зеркала.

Итак, если при пользовании офтальмоскопом тень движется в обратную сторону, то перед нами либо миопия менее 1,0 Б, либо эмметропия, либо гиперметропия.

Атропинизация крайне неудобна для больного, так как лишает его на некоторое время возможности работать на близком расстоянии. Для того, чтобы и без mydriasis получить более или менее точные данные, нужно, чтобы больной расслабил свою аккомодацию.

Для этого:
  1. скиаскопирование нужно производить в длинной_и темной комнате,_чтобы больному не на чем было сосредоточить свое внимание;
  2. нужно просить больного смотреть вдаль, мимо уха наблюдателя.

Изменения глаз с возрастом.


С годами многое меняется в глазу, поэтому, не зная возрастных изменений глаза, нельзя объяснить многие моменты динамики зрения (острота зрения, ширина аккомодации и т. д.).

Главнейшие возрастные изменения в эмметропическом глазу следующие:
  • а) блеск роговицы уменьшается;
  • б) появляется gerontoxon;
  • в) зрачок суживается;
  • г) передняя камера уплощается;
  • д) склера становится плотной;
  • е) хрусталик постепенно теряет эластичность, и с двадцатилетнего возраста в нем начинает развиваться ядро;
  • ж) хрусталик сильнее отражает свет, что иногда служит причиной диагностических ошибок: врачи неспециалисты принимают иногда при наружном осмотре сероватый или зеленоватый рефлекс, идущий из глаза, за начинающуюся катаракту или глаукому, тогда как ни катаракты, ни глаукомы у больного не имеется;
  • з) стекловидное тело становится менее прозрачным, чем в молодости, в нем появляются даже форменные элементы;
  • и) стекловидная пластинка chorioideae претерпевает дегенеративные изменения;
  • к) во внутреннем зернистом слое сетчатки развивается кистовидное перерождение;
  • л) следствием всех этих изменений является понижение зрения.Если обозначить на абсциссе возрасты по десятилетиям, а на ординате visus, то можно составить диаграмму (рис. 23). Как видно из этой диаграммы, особенно резкое падение зрения наблюдается в возрасте 50—60 лет.

  • м) уменьшение ширины аккомодации. Ширина аккомодации зависит от двух обстоятельств — расстояния от глаза ближайшей и дальнейшей точки ясного зрения.


Какие же происходят с возрастом изменения в положении ближайшей точки и дальнейшей? Оказывается, ближайшая точка ясного зрения с каждым годом все больше и больше отодвигается от глаза. Объясняется это тем, что гибкость хрусталика, а следовательно, и аккомодативная способность с момента рождения ребенка с каждым годом: уменьшается, поэтому в случае сильного приближения предмета к глазу лучи, идущие от него в глаз, уже не могут настолько- сильно преломиться, чтобы изображение попало на сетчатку. Чтобы это изображение очутилось все же на сетчатке, приходится отодвигать предмет от глаза с каждым годом все больше и больше.

Наконец, рассматриваемый объект приходится удалять от глаза настолько далеко,— что детали его перестают различаться. Вот это-то явление и называется пресбиопией (по-русски—„старческая дальнозоркость"). Таким образом, пресбиопией называется такое возрастное (а следовательно физиологическое) изменение аккомодативной способности хрусталика, при котором ближайшая точка ясного зрения отодвигается от глаза больше чем на 25—30 см. Очевидно, что помочь такому субъекту можно только путем назначения двояковыпуклых очков, которые должны как бы заменить ему утраченную благодаря возрастным изменениям аккомодативную способность хрусталика.

Что происходит с дальнейшей точкой ясного зрения? По Donder's, до 55—60 лет она остается на месте, но после этого возраста может постепенно отодвигаться на расстояние, соответствующее 2—3 диоптриям, так что эмметроп в 75—80 лет может стать на старости гиперметропом в 1—2 диоптрии. Так как к этому времени аккомодативная способность хрусталика окончательно утрачивается, то как ближайшая, так и дальнейшая точка ясного зрения эмметропа, наконец, совпадают, встречаясь в отрицательном пространстве, „по ту сторону бесконечности" (рис. 24).

Возможно, Вам будет интересно

Поделитесь своим мнением. Оставьте комментарий

Автору будет приятно узнать обратную связь о своём посте.

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent

Комментариев 0