Направленность перцептивного процесса

+ -
0
Направленность перцептивного процесса
К числу основных характеристик ППП относится его направленность: преобразования перцептивных отношений протекают таким образом, чтобы требуемый элемент ситуации занял в зрительном поле центральное положение, т. е. воспринимался наиболее отчетливо, ясно и дифференцированно. Эта и подобные ей тенденции обычно обсуждаются в терминах зрительного внимания.

Под зрительным вниманием понимают направленность и сосредоточенность наблюдателя на объекте, которые выражаются в облегчении восприятия одних свойств или событий относительно других (Kaufman, 1974; Posner, 1980). Отражение этих свойств отвечает актуальной перцептивной потребности и входит в содержание ядра зрительного образа. Оборотной стороной зрительного образа является выполнение субъектом (на основе соответствующей установки) определенной системы перцептивных операций: анализа, синтеза, абстрагирования, сравнения и др. Ясность, отчетливость и дифференцированность воспринимаемого зависят от способов их развертывания, в частности, от особенностей движений глаз. Соответственно и динамика зрительного внимания оказывается связанной, с одной стороны, с изменением содержания предмета восприятия и его пространственных характеристик (локализации и размера), а с другой — с движениями диспозиционных и операциональных составляющих, включая окуломоторную активность. Основная функция внимания — зрительный контроль ситуации (ее элементов, отношений, событий).

Применительно к нашей экспериментальной ситуации динамика зрительного внимания обнаруживается прежде всего в изменении восприятия теста в позиции нового объекта фиксации (Т= S), и отражается в функции точечного периферического параконтраста. До тех пор, пока S не становится предметом зрительного контроля, вероятность ошибок опознания теста сохраняется на уровне исходных отношений. Ухудшение опознания наступает через 50-250 мс после появления нового объекта; через 150-200 мс параконтраст (снижение эффективности восприятия (Т) под влиянием (S), когда T=S) выражен максимально. При еще большей длительности метки эффект маскировки снижается и переходит в свою противоположность — облегчение опознания. Согласно полученным данным, динамика параконтраста сопровождается сходными (хотя и менее выраженными) изменениями перцептивной способности в смежных участках поля зрения. Сказанное позволяет сделать следующие утверждения.

1. Изменение направленности восприятия (перенос зрительного внимания на новый объект) занимает 50-250 мс. Этот результат соответствует известным данным о динамике зрительного внимания и организации саккадических поворотов глаз (Гиппенрейтер, 1978; Гуревич, 1971; Леушина, 1978; Митрани, 1973).

2. Перцептивное выделение нового предмета осуществляется постепенно и может продолжаться в течение нескольких сот миллисекунд. Содержательный анализ этого процесса выполнен в ряде исследований (Edwards, Goolkasian, 1974; Eriksen, James, 1986; Findlay, 1983; Levy-Schoen, 1977).

3. В процессе микровосприятия пространственные характеристики зоны зрительного контроля меняются; возможны как ее расширение (генерализация), так и сужение (локализация). Обычно эти особенности описываются в терминах распределения и концентрации внимания, динамики функционального поля зрения и др. (Edwards, Goolkasian, 1974; Humphreys, 1981; McConkie, Rayner, 1975; Podgorny, Shepard, 1983).

4. Изменение направленности перцептивного микропроцесса на его начальных стадиях осуществляется безотносительно к эффективности восприятия нового предмета: чувствительность к нему может не только увеличиваться, но и уменьшаться. Данный результат необходимо подчеркнуть особо, поскольку он «разводит» собственно направленность процесса и отвечающий ему способ презентации перцептивного содержания. Образующие зрительного внимания выступают здесь как относительно независимые, причем диспозиционный компонент является определяющим. Полученные данные в целом согласуются с результатами других исследований и могут быть верифицированы с помощью иных показателей. Например, высокой чувствительностью к смещению зрительного внимания обладает позиция, диаметрально противоположная той, в которой располагается новый объект фиксации (Т=S). Чем более эксцентрично она локализуется, тем хуже воспринимаются объекты и, следовательно, больше выражен эффект смещения. Безусловным критерием направленности зрительного процесса являются крупноамплитудные саккадические движения глаз.

Новым и наиболее интересным в выполненных экспериментах представляется, однако, не факт динамики зрительного внимания как таковой, а способ его (внимания) включения в контекст целостного микроакта. Направленность восприятия выражается в трех «векторных» характеристиках: а) локусе зрительного контроля, б) положении глаз и в) ориентации центра зрительного поля. В процессе восприятия между ними устанавливаются определенные отношения, динамика которых обеспечивает оптимальное отображение объекта. На исходной и финальной стадиях ППП все три вектора ориентированы примерно одинаково. С появлением нового объекта (S) согласованность нарушается. Сначала (стадия I ППП) изменяется локус зрительного контроля; его вектор ориентируется на S. Затем (стадия II) осуществляется фиксационный поворот, снимающий рассогласование между направленностью субъекта и позицией его глаз. Наконец (стадия III), в этом же направлении смещается центр зрительного поля, отличающийся наивысшей «разрешающей способностью». Таким образом, направленность перцептивного процесса меняется ступенчато, причем каждая ступень имеет свой латентный период, время последействия, способ реализации и функциональную нагрузку.

Нетрудно предположить, что локус контроля и ориентация зрительного поля выражают разные компоненты перцептивного микропроцесса, которые могут быть названы «быстрый» и «медленный». «Быстрый» компонент обеспечивает возможность гибкого переключения направленности процесса и связан с локальными преобразованиями визуальных отношений, «медленный» — обеспечивает устойчивость восприятия (сохранение актуальной направленности процесса) и связан с преобразованием структуры зрительного поля в целом. Хотя компоненты взаимосвязаны, далеко не всякое изменение локуса контроля ведет к тотальным преобразованиям зрительного поля, а структурные изменения зрительного поля не всегда определяются динамикой внимания. Самостоятельность «быстрого» компонента микровосприятия проявляется в возможности «бокового зрения »(Dichtburn, 1973), в высокой скорости сканирования воспринимаемых элементов (около 10 мс на элемент) (Sternberg, 1969), в оперировании дробными (около 40-50 мс) «квантами» опознания (Ванагас, Балькелите, Кирвялис, Реклайтис, 1973), в выдвижении и проверке в ходе одного и того же микроакта нескольких перцептивных гипотез (Flavell, Draguns, 1957). Он выполняет функцию информационного «опробываиия» элементов поля зрения, обеспечивая их предварительный поиск, обнаружение, опознание или классификацию.

По существу это — предвосприятие, которое при благоприятных обстоятельствах (например, при обнаружении потребного элемента среды) может перейти в более развернутый ППП; в противном случае произойдет лишь смена его ориентации, что сэкономит время и ресурсы наблюдателя. Локус зрительного контроля выступает, следовательно, как начальный этап перцептивного микропроцесса, как зона его ближайшего развития, задающая возможное направление ППП.

«Медленный» компонент закрепляет результат предшествующего и реализует предпосылки текущего перцептивного акта. Его движение (ППП) выражает процесс непосредственно ведущий к решению перцептивной задачи. Главной «пружиной», запускающей и останавливающей ППП, служит актуальная потребность наблюдателя в визуальной информации, которая необходима ему для организации взаимоотношений со средой. Если эта информация будет получена раньше полного преобразования структуры зрительного поля, ППП может быть остановлен досрочно. Чем более детальная (скрытая, «зашумленная») информация должна быть воспринята, тем длительнее ППП.

Дифференциация «быстрого» и «медленного» компонентов зрительного процесса приводит к необходимости сосуществования двух зон эффективного восприятия. Одна локализуется в области актуального предмета (локус зрительного контроля), другая — в области предшествующего (центр зрительного поля). В ходе перцептивного акта первая сохраняет свою локализацию неизменной (хотя может измениться по величине), вторая — постепенно смещается из исходного положения в финальное (заданное первой). Локус зрительного контроля связан с характеристиками будущего восприятия, центральная зона зрительного поля — с его прошлым; взятые вместе, они определяют пространственновременные границы, в которых развертывается текущее содержание перцептивного микропроцесса.

Изменения центральной области зрительного поля и зоны внимания имеют сходные черты. В ходе развертывания ППП:

1) центральная часть зрительного поля смещается в сторону нового предмета восприятия;

2) минимальный градиент дискретности восприятия сначала (t2) резко возрастает, а затем(t3, t4) постепенно снижается;

3) расширение области минимального градиента (t2) сменяется ее сужением (t3, t4);

4) устанавливается обратно пропорциональная зависимость между величиной пространственной зоны и величиной минимального градиента.

Эти изменения далеко не всегда синхронизированы, а способы перемещения указанных зон диаметрально противоположны. Локус контроля переносится на новый объект скачкообразно в течение сравнительно короткого времени. Движение центра зрительного поля происходит поступательно, причем в два и более раз медленнее. Тем самым изменение направленности одного и того же акта восприятия осуществляется как дискретно, так и непрерывно. Это утверждение позволяет сиять противопоставление концепций зрительного внимания, опирающихся на факты либо дискретности, либо непрерывности его смещения (Humphreys, 1981; Shulman, Remington, McLeen, 1979).

Обычно о параметрах зрительного внимания судят по величине и позиции зоны облегчения восприятия, выраженных либо в увеличении вероятности правильных ответов, либо в сокращении латентного времени ответа испытуемого. Как мы убедились, эти индикаторы не являются безупречными: в области нового объекта фиксации возможно не только улучшение, но и ухудшение (на начальных стадиях) опознания и увеличение латентного периода двигательной реакции. Это позволяет поставить вопрос о необходимости более адекватных методов исследования микроперцепции, позволяющих учесть смещение не только локуса контроля, но и ППП. В качестве одного из таких методов может быть использована сопряженная оценка величины периферического пара- и метаконтраста (изменение эффективности опознания Т под влиянием F, когда T=F в исходной и финальной точках фиксации.

Таким образом, изменение направленности перцептивного акта осуществляется как совместное движение локуса зрительного контроля и ППП. Это две стороны, или ступени, единого процесса, каждая из которых предполагает другую, зависит от нее и потому становится ее «проекцией». Подчеркнем, что здесь противопоставляются не функциональная и морфологическая характеристики перцепции (подобно оппозиции: анатомическое — функциональное фовеа (Зинченко, Вергилес, 1969), а различные функциональные характеристики одного и того же целого. Поэтому их отношение может обсуждаться и в терминах «раздвоения» внимания, сосуществования разных способов восприятия и др. Например, согласно отчетам испытуемых, в одном и том же акте восприятия имеют место и распределение (центральная и парацентральная области зрительного поля), и концентрация (позиция нового объекта фиксации) внимания. Даже тогда, когда испытуемые уверенно сообщают о выполнении задания (стадия II ППП), цифры, расположенные в позициях 2,3,4 воспринимаются отчетливо. Очевидно, что за каждым из способов восприятия стоят полярности отношений субъекта восприятия с объектом, единство которых становится условием формирования нового чувственного образа и отвечающей ему перцептивной динамики.
Как мы убедились, динамика зрительного внимания лишь отдаленно напоминает движение луча фонарика по неосвещенным объектам среды (Вундт, 1880), блуждание апертуры, демонстрирующей скрытые элементы поверхности (Завалишин, Мучник, 1974), или направленный поворот трансфокатора (Eriksen, James, 1986). Необходимо иметь в виду, что зона зрительного внимания выражает формально динамическую сторону зрительного акта, которая не может быть раскрыта безотносительно к его содержанию. Смысл перцептивного процесса в целом состоит в порождении потребного чувственного образа.

Перцептивный переходный процесс и фазность восприятия



Одно из фундаментальных положений теории зрительного восприятия состоит в утверждении его фазного характера (Ланге, 1893). Акт восприятия это всегда акт развития перцептивного образа, его микрогенез — процесс непрерывного внутреннего преобразования. Та или иная стадия микроразвития выражает уровень организации информационного содержания восприятия, характеризуемый определенной степенью обобщенности и полноты. Информационное содержание каждой предшествующей стадии (фазы) является более общим и менее детальным, содержит возможность дальнейшей дифференциации и интеграции, отрицается (= снимается) более высокой перцептивной организацией. Концептуально поступательное движение формирующегося образа по уровням его организации закреплено законом фазности восприятия.

Эмпирический закон фазности был сформулирован и многократно подтвержден (Александрова, 1953; Ананьев, I960; Веккер, 1974; Волков, 1974; Ломов, 1966; Лоскутов, 1973; Макаров, 1947; Никитин, 1985; Sander, 1930; Uhlarik, Johnson, 1979) при исследовании восприятия отдельных объектов (их свойств) в условиях тахистоскопического предъявления.

Как известно, подобная стимульная ситуация встречается в жизни довольно редко. В поле зрения человека всегда находится множество взаимосвязанных событий — сцена, фрагмент действительности, причем они не появляются неожиданно на сверхкороткое время, а присутствуют как до, так и после текущего микроакта. Поэтому остается неясным, действует ли закон фазности в обычных, экологически валидных условиях, или же это — артефакт, следствие применения искусственных методических процедур (см., например, Найссер, 1981; Гибсон, 1988). Сформулированные представления о ППП позволяют с новых позиций рассмотреть микрогенез зрительного восприятия, учитывая пространственную и временную непрерывность действительности.

Поскольку при тахистоскопическом предъявлении объекта симитировать реальные стимульные условия восприятия практически невозможно, мы попытались воспроизвести экологически валидный способ взаимодействия наблюдателя со средой. Данный способ предполагает, во-первых, отражение объектов, локализованных как в центре, так и на периферии поля зрения, и, во-вторых, возможность перевода взора с одного объекта на другой.

Фазность восприятия тест-объектов, локализованных в различных участках поля зрения. Прежде всего попытаемся выяснить, как отражаются субъектом кратковременные события, локализованные в различных зонах поля зрения. Это позволит наметить более общую картину микрогенеза восприятия фрагмента окружающей наблюдателя действительности.

Обратимся к экспериментам предварительной серии. В этой серии испытуемые вербально описывали или изображали на бумаге то, что они воспринимали при предъявлении им цифр красного цвета. Экспериментальная процедура строилась таким образом, что сначала цифры появлялись справа или слева на экстремальной периферии, затем, последовательно на дальней, средней, ближней периферии и в центре.

Полученные данные могут быть разделены на 5 групп описаний, соответствующих расположению тест-объектов в поле зрения.

На экстремальной периферии тест-объекты воспринимаются глобально обобщенными — как «вспышка света» или «какое-то изменение в зрительном поле». По отчетам испытуемых, «вспышка» имеет белый цвет и широко «разлита» по периферии, т. е. занимает площадь значительно большую площади предъявленного объекта. Локализация тест-объекта (справа и слева от центра) трудностей не вызывает.

На дальней периферии тест-объекты воспринимались в виде светового «пятна» неодинаковой яркости с размытыми границами; цвет «пятна» чаще всего воспринимается как белый, розовый или желтый, а его воспринимаемая площадь превышает площадь объекта. Словарь описаний тест-объектов довольно беден.

Восприятие тест-объектов на средней периферии характеризуется дифференциацией пятна на несколько более мелких и возможностью категоризации относительно больших деталей общей фигуры. Когда испытуемые не знают, какой именно класс объектов им предъявляют, спектр ответов достаточно широк. Воспринимаемое описывается, например, как «цветы», «геометрическая фигура», «буква» или «какой-то условный знак». Если испытуемые узнают, что им предъявляются цифры, то среди ответов нередко оказываются отсутствующие «восьмерки», «нули» или «двойки». В тех же случаях, когда набор возможных цифр известен, идентификация сводится к обнаружению наиболее характерных очертаний объектов. Так, в качестве определяющего свойства «единицы» указывают ее вытянутость по вертикали; для «четверки» характерной оказывается «вытянутость» в сочетании с «размытостью», «изгибом» или «большей площадью пятна» в верхней части фигуры; «пятерка» отличается большей воспринимаемой площадью тест-объекта в целом, а также наличием характерных «изгибов» в верхней и нижней части фигуры. Описания объектов, предъявляемых на средней периферии, не только разнообразны, но и текучи, изменчивы: дав определение воспринятому, испытуемые нередко уже в следующий момент отказываются от него, предлагая другое. Например, при предъявлении цифры 5 один из испытуемых сначала отмечает, что была показана цифра 1; однако сразу же вслед за этим говорит, что ошибся, так как тест-объект, по его мнению, больше похож на 4. Ранее в других экспериментальных условиях подобная лабильность ответов была зафиксирована в феномене «мерцания формы» (Ломов, 1966). Местоположение и цвет тест-объектов, локализованных на средней периферии, определяются правильно.

На ближней периферии тест-объекты в целом описываются адекватно, но воспринимаются не всегда отчетливо; особенности деталей фигуры часто остаются незамеченными. Например, испытуемые правильно определяют тест-объект как 4, однако сказать, состоит ли правый вертикальный отрезок фигуры из двух отдельных элементов или является сплошным, затрудняются.

Наконец, объекты, помещенные в центральную область поля зрения, описываются и изображаются адекватно как в целом, так и в деталях; их восприятие характеризуется наибольшей ясностью, четкостью и полнотой.

Выделенные группы описаний условны. Их содержание может варьировать в зависимости от индивидуального опыта испытуемого, его внимания к тест-объекту, числа выполненных проб или структуры поля зрения (например, при большой горизонтальной асимметрии объекты, локализованные на средней периферии, воспринимаются так же, как объекты, локализованные на ближней). При желании между двумя любыми группами всегда можно обнаружить подгруппы, или некоторые промежуточные описания. Тем не менее выстроенные в единый ряд, они точно отражают тенденции изменения восприятия различнo локализованных объектов.

Главный результат состоит в том, что одни и те же тест-объекты, предъявленные на одинаково короткое время, при одном и том же интерстимульном интервале (квазиодновременно), на различных участках поля зрения воспринимаются по-разному. Если та экстремальной периферии они предстают лишь в виде резкого, кратковременного изменения яркости довольно обширного пространства зрительного поля, а на дальней периферии — как расплывшиеся аморфные пятна, то уже на средней периферии становится возможным определить их действительное содержание, а на ближней — уверенно описать их. Чем ближе к центру локализован объект, тем адекватнее он воспринимается. Критическим, или переходным, является восприятие тест-объекта на средней периферии. Здесь формулируется наибольшее число гипотез о содержании предъявленного предмета (в том числе и неадекватных) и наиболее выражена борьба альтернативных предположеиий. Восприятие объектов на всем участке пути от экстремальной периферии до центра — это не просто его последовательная дифференциация (от общего и нерасчлененного к частному и детализованному), но и последовательная интеграция воспринимаемого, создание иной целостности. Аморфное «пятно» отлично от генерализованной «вспышки света» прежде всего иной организованностью в поле зрения и иной предметной отнесенностью, т. е. тем, что его отличает и от восприятия потенциально возможных форм на средней, и от восприятия реальной формы — на ближней периферии. Иными словами, мы имеем дело с генезисом одного и того же содержания, по-разному раскрывающегося на различных участках поля зрения.

Поскольку восприятие объектов, расположенных в центральной части поля зрения, последовательно проходит ряд аналогичных фаз, или стадий (Веккер, 1974; Ломов, 1966; Flavell, Draguns, 1957; Krugh, Smith, 1970), изложенный материал позволяет заключить, что восприятие периферических объектов также носит фазный характер, но прерывается на более ранних ступенях. Иначе говоря, в одни и тот же момент времени восприятие объектов, локализованных в различных зонах поля зрения находится на разных стадиях развития (уровнях организации). Чем эксцентричнее расположен объект, тем раньше прерывается микрогенез его восприятия.

Таким образом, кратковременное (одноактное) восприятие сцены, или фрагмента действительности, также согласуется с законом фазности. В процессе своего микрогенеза оно проходит ряд состоянии, начиная от глобального и недифференцированного, но в зависимости от позиции объектов в поле зрения завершается на разных стадиях.

Возможность отражения пространственной непрерывности среды (фрагмента действительности) — необходимое, но недостаточное условие интерпретации микрогенеза восприятия с точки зрения принципа экологической валидности. Другим, не менее важным условием является учет временной непрерывности среды (в ее отношении к наблюдателю), которая по существу игнорировалась в традиционных исследованиях. Прежде, чем сделать шаг в этом направлении, рассмотрим, как связаны выделенные фазы восприятия объектов с эффективностью их опознания.

Эффективность опознания и фазы восприятия. Видоизменим процедуру предварительного эксперимента. Пусть цифра зажигается псевдослучайно на любом участке поля зрения, а от испытуемого требуется идентифицировать ее содержание.

Апроксимированная функция вероятности правильного опознания тест-объектов представлена на Рис. 4.7.



Рис. 4.7. Эффективность восприятия (Рт0) и зависимость микрогенеза от позиции тест-объекта и стадии перцептивного переходного процесса (Рт5); Ц — центральная зона, Б — ближняя периферия, С —средняя периферия, Д — дальняя периферия. Э — экстремальная периферия.


Она имеет колоколообразную, несколько асимметричную форму с максимумом около точки фиксации. Опознать тест-объект на экстремальной периферии практически невозможно, поэтому чаще всего испытуемые отказываются давать определенный ответ (нажимают на резервную кнопку). Идентификация объектов дальней периферии носит случайный характер (правильные ответы не превышают 30-35 %). Лишь по отношению к средней периферии можно говорить об опознании как таковом (число правильных ответов поднимается до 50-60 %). Опознание тест-объектов ближней периферии не представляет для испытуемых особого труда (80-90 % правильных ответов). Наиболее же эффективно опознаются объекты в центральной части поля зрения (хотя и здесь число правильных ответов редко достигает 100 %).

Сравнивая условия и результаты двух экспериментов, нетрудно заключить, что каждой стадии микрогенеза восприятия соответствует определенная вероятность правильного опознания объектов; чем раньше прерывается микрогенез, тем хуже опознается объект, и наоборот.

В методическом отношении полученный результат представляется особенно ценным, открывая возможность исследования микрогенеза восприятия по проявлениям динамики идентификации объектов.

Воспользовавшись данными экспериментов основной серии проследим логику микроразвития восприятия в условиях изменения наблюдателем точки фиксации, т. е. при переводе взора с одного объекта на другой. Экологическая валидность данной ситуации не вызывает сомнений.

Фазность и временная непрерывность восприятия. Результаты экспериментов основной серии представлены в сопоставимом виде на Рис. 4.7. При переводе взора с центральной точки фиксации на периферию развивается ППП, который характеризуется закономерными изменениями эффективности опознания объектов поля зрения. В первый момент предъявления нового объекта фиксации (50 мс ? t1 ? 150 мс) значимо ухудшается опознание тест-объектов дальней и средней периферии. Через 200 мс ? t2 ?350 мс падает эффективность опознания на ближней периферии и в центре. Далее (400 мс ? t3 ? 550 мс) кривая опознания приобретает новый максимум, локализующийся между предшествующей и последующей точками фиксации; процент ошибок опознания в той части поля зрения, в которой расположен новый объект восприятия, прогрессивно уменьшается, а в противоположной части поля зрения — увеличивается. На последнем этапе (600 мс ? t4) кривая распределения эффективности опознания имеет максимум в новой точке фиксации, а ее значения носят устойчивый характер.

Таким образом, при смене точки фиксации восприятие окружающих объектов не прерывается, но изменяется. В процессе перевода взора с одного объекта на другой складывается новая структура перцептивных отношений, формируется новый центр и периферия зрительного поля.

Так как степень эффективности опознания связана с соответствующей стадией микрогенеза восприятия, ППП открывается в виде «движения» перцептивного содержания по уровням его организации. Полученные данные позволяют уточнить характеристику микрогенеза зрительного образа.

Во-первых, в общем случае он начинается не с «нуля», а с некоторой исходной стадии, которая была достигнута в результате предшествующего акта отражения. Последовательное прохождение ранних стадий микрогенеза характерно для восприЯтия объектов, локализованных на экстремальной периферии или вновь появляющихся в поле зрения.

Во-вторых, в одном и том же акте восприятия сосуществуют противоположные направления микроразвития: прямое — когда элементы среды воспринимаются все более и более определенно и дифференцированно (эта тенденция нередко отождествляется с самим процессом микрогенеза), и обратное — когда имеет место регресс восприятия, оно становится все более и более обобщенным, теряет определенность. Прямое направление специфично для восприятия объектов той части поля зрения, в которой локализуется новый объект фиксации, обратное — для восприятия объектов комплементарной части поля зрения. Существенно, что направление микрогенеза не задано жестко и в течение одного и того же акта восприятия может меняться.

В-третьих, при небольших угловых расстояниях (меньше 1°) между предшествующим и последующим объектами фиксации существенных преобразований структуры перцептивных отношений не происходит; достигнутые стадии микроразвития в целом сохраняются и в последующем акте отражения. Чем более эксцентрично локализован новый объект фиксации, тем с более ранних стадий начинается микрогенез его восприятия, и к все более ранним стадиям стремится генезис восприятия предшествующего объекта фиксации.

В-четвертых, выявленные свойства ППП позволяют заключить, что основой преобразования восприятия в микроинтервалах времени, и соответственно основой фазности восприятия, являются не стимуляция и не механизмы переработки зрительной информации, а характер взаимодействия индивида со средой, субъекта восприятия с объектом.

Требования этого взаимодействия порождают необходимость и критерии восприятия (выделения, опознания и т. д.) нового фрагмента действительности, которое опирается на результат предшествующего восприятия и предполагает его преобразование. Становление нового зрительного образа внутри предшествующего и выступает в виде разнонаправленного «движения» предметного содержания по стадиям микрогенеза.

Взятая со стороны содержания, динамика микровосприятия выступает как процесс выдвижения и верификации перцептивных гипотез. Его закономерности проявляются в характере вербальных описаний тест-объектов на разных стадиях ППП и в типологии ошибок опознания.

Анализ вербальных описаний тахистоскопически предъявленных цифр показывает, что содержание перцептивных гипотез задается предметным содержанием ситуации и опытом выполнения наблюдателем сходных зрительных задач (усвоенными перцептивными правилами, нормами, схемами). Если испытуемый не знает заранее, что и в какой последовательности будет демонстрироваться, он может либо вообще не увидеть тест-объект (эффект функциональной слепоты), либо воспринять его неднфференцировано(например, как «нечто белого цвета»). После некоторой практики он описывает предмет восприятия в категориях геометрических форм, цифр, букв и др. Наконец, хорошо тренированный; испытуемый воспринимает только тот класс событий, который демонстрируется в действительности.

Характер и число выдвигаемых гипотез меняются в процессе микровосприятия. Во-первых, их содержание становятся все более и более определенным (на ранней стадии микрогенеза тест-объект воспринимается как изменение яркости протяженного участка поля зрения, на средней — как плохо различимая цифра, на финальной — как цифра с отчетливо дифференцируемыми деталями). Во-вторых, на разных стадиях микрогенеза возможно выдвижение разного числа гипотез: на начальных и финальных фазах оно минимально, на средних — максимально.

Дополнительные сведения, раскрывающие особенности формирования и движения перцептивных гипотез, могут быть получены в результате анализа типов ошибок опознания. Как следует из Рис. 4.8.,



Рис. 4.8. Выраженность типов ошибок опознания. Т—R — тип ошибки; первая цифра пары — значение теста, вторая — значение ответа.


несмотря на равную вероятность появления одной из трех цифр («1», «4», «5»,), вероятность ошибок опознания, а значит, частота выдвигаемых гипотез, далеко не одинаковы. Отметим три момента, представляющие интерес.

Ошибки опознания (перепутывания) зависит от конфигурации тест-объекта. Чем больше информативных элементов (изменений контура фигуры) входит в его состав, тем большее число ошибочных ответов (по всей группе испытуемых: «1» — 24,3%; «4» — 33,4%; «5» — 42,3% ошибок). Следовательно, выдвижение перцептивных гипотез так или иначе опирается на локальные свойства тест-объектов. Поскольку цифры появляются в каждой из тестируемых позиций с одинаковой вероятностью, различия их конфигураций не влияют на общее распределение ошибок опознания, рассмотренное выше.

2. Ошибки перепутывания носят асимметричный характер. Для всей группы испытуемых «5» воспринимается как «1» в четыре раза чаще, чем «1» воспринимается как «5»; «5» воспринимается как «4» почти в два раза чаще, чем «4» воспринимается как «5», наконец, «4» воспринимается как «1» в 1,2 раза чаще, чем «1» воспринимается как «4». Здесь реализуются две тенденции. Во-первых, асимметрия ошибок перепутывания зависит от конфигурации тест-объекта; с возрастанием его информационной сложности асимметрия также возрастает. Во-вторых, существует склонность оценивать информационно сложные тест-объекты как более простые, причем наиболее часты отождествления теста с самыми простыми конфигурациями. Это позволяет предположить, что выдвижение перцептивных гипотез опирается, также, на глобальные свойства тест-объектов и совершается последовательно от простого к сложному. Опора на глобальные свойства объясняет возможность восприятия простых по конфигурации тест-объектов как более сложных (доля этих ошибок составляет 35,2%).

3. Ошибки перепутывания имеют выраженный индивидуальный характер. Так, для испытуемого И. В. наиболее предпочтительным является восприятие «4» как «1» (34,6%), для В. А. — «5» как «4» (31,2%), для У. В. — «5» как «1» (42,1%). Даже близкие по конфигурации «1» и «4» разными испытуемыми воспринимаются диаметрально противоположно. Это указывает на индивидуализированность формы выдвижения перцептивных гипотез, зависящих от личного опыта наблюдателя.

По-видимому, развертывание перцептивной гипотезы далеко не всегда имеет монотонно-поступательный характер. Возможны возвращения ППП на предшествующие стадии развития, а значит — не только спецификация, но и генерализация гипотез. Более того, само прогрессивное микроразвитие несет элементы регрессии: актуализация и развертывание одной из возможных гипотез с необходимостью ограничивает развертывание других.

Резюмируя сказанное, отметим, что как восприятие фрагмента действительности в некоторый отрезок времени, так и переход от восприятия одного фрагмента к другому, предполагают последовательную смену фаз, или стадий микроразвития; закон фазности, сформулированный ранее для узкоограниченных условий восприятия, имеет более широкое значение и согласуется с требованием экологической валидности.

----

Статья из книги: Окуломоторные структуры восприятия | Барабанщиков В.А.

Возможно, Вам будет интересно

Похожие новости

Поделитесь своим мнением. Оставьте комментарий

Автору будет приятно узнать обратную связь о своём посте.

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent

Комментариев 0